Share:

По ту сторону реальности(Конец)

Глава 16
Словно смилостивившаяся судьба, дарующая измученной душе долгожданный покой, мрачная дождливая погода сменилась ярким солнцем. Свежий воздух заставил отворить все окна, впуская его в душные комнаты особняка.
На большой кровати лежал молодой парень. Его дыхание было тихим и ровным, но бледное лицо еще носило отпечаток полученных травм. На ночном столике стояла чаша с водой, пиала с прозрачным вязким веществом и благовония, распространяющая приятный и терпкий аромат.
Рядом с постелью парня сидела девушка. Опустивши голову на руки, она спала. Ее ресницы вздрагивали, брови сомкнулись на переносице, а лоб прорезала скорбная линия. Вот уже третий день ей снился один и тот же сон, избавиться от которого, она была не в силах.
Движение на постели заставило девушку открыть глаза.
– В особняке есть еще комнаты, – послышался насмешливый тон.
– Дан говорит, что ты еще слаб, – Ольга поправила одеяло и внимательно посмотрела на парня.
– Я в порядке, – маг резко поднялся. Голова закружилась, и он со стоном опустился на подушку.
– Выпей, – Оля взяла с подноса, стоящего у подножья кровати, чашку с розоватой жидкостью и подала Максу.
– Не хочу, – поморщился парень, отстраняя протянутую руку.
– Не будь ребенком, – терпеливо промолвила девушка, – это лекарство восстановит силы.
– Оно горькое, – капризно проговорил он.
– Могущественный маг, а ведешь себя, как дитя, – укоризненно произнесла Ольга.
Недовольно взглянув на девушку, Максим залпом выпил лекарство и отдал назад чашку.
– Так намного лучше, - улыбнулась Ольга.
– Не говори со мной как с ребенком.
– Вы парни всегда себя так ведете, стоит вам почувствовать недомогание, даже если при этом вы великие маги, – насмешливо проговорила Ольга.
– Возможно, я и позволил себе побыть слабым, но это все от того, что никто не заботился обо мне, – серьезно проговорил Максим. Его рука сжала ее ладонь.
– Но твой отец… – напомнила Оля, – разве он не заботился о тебе?
– Я не хотел бы говорить о нём, но коль ты спросила… – мой отец заботился только о себе.
– Ты никогда не простишь его?
– А ты простила бы?
– Честно? Не знаю… Ладно, не будем об этом. Я зайду к тебе позже.
– Пожалуй так будет лучше, тебе нужно отдохнуть.
Поправив вновь одеяло и забрав поднос, Ольга вышла из комнаты.
* * *
Ада металась из угла в угол, словно разъяренная тигрица. Весть о смерти сестры огорчила её, но она не проливала за ней слёз, и не наказала свою приспешницу за её смерть. В душе у нее все сильнее разгоралась ярость. По ее мнению, преступником был тот, кто не имел права носить звание мага. Ада во всем винила Максима, поэтому, когда отворилась дверь и в комнату вбежала виновная в смерти Дары чернокнижница, ведьма вопросительно взглянула на неё. Девушка, заливаясь слезами, упала на колени перед Адой.
– Я не хотела! Простите меня! – обхватив ноги ведьмы, чернокнижница громко всхлипывала, – я не ожидала, что Дара заслонит этого мальчишку!
– Умоляю, встань сейчас же! – раздраженно проговорила Ада, – в этом виноват лишь один человек, и он заплатит за это… моя бедная, глупая сестра просто оказалась не в то время и не в том месте.
Поднявшись с колен, чернокнижница с опаской наблюдала за Адой.
– Что Вы будете делать? – тихо спросила она.
– Обменяю его жизнь на невинную, – ведьма зловеще улыбнулась.
У чернокнижницы от ее ухмылки пробежал мороз по коже. Она внушала страх. Неустойчивый нрав Ады заставлял быть все время в напряжении. Настроение ведьмы сменялось так быстро, что если кто-то не успевал заметить, что она в дурном расположении духа, попадал под «горячую руку». Особенно часто доставалось ее сестре – Даре.
– Неужели ты так сильно переживаешь смерть Дары? – удивленно приподняв брови, спросила Ада, – будем считать, Нора, что она погибла как истинная чернокнижница, ведь она стала бы ею.
– Да, – кратко кивнула Нора, сглатывая подступивший комок.
– Ты можешь идти, я позову тебя, если потребуется.
Снова кивнув, Нора поспешила покинуть комнату ведьмы.
«А ведь она её не похоронила, даже не забрала тело», – промелькнула у неё мысль.
Только сейчас Нора увидела насколько жестокая Ада, и как слепа в своей ненависти.
* * *
Когда Оля открыла глаза, за окном было уже темно, и, если бы не одинокая свеча, горевшая на полке, комната была бы погружена в полный мрак. Когда глаза привыкли к отсутствию света, девушка медленно приподнялась и, взяв свечу, направилась к лестнице. Внезапно тусклый огонек осветил бледное лицо мага. Ольга напугано отшатнулась.
– Не хотел напугать тебя, – извиняющимся тоном, проговорил он.
– Почему ты не в постели? – приходя в себя, строго спросила девушка.
– Ужасно устал лежать без дел… я в порядке, - дополнил Макс, увидев озабоченное лицо девушки, – а как ты? Отдохнула?
– Вполне, – слабо улыбнулась Ольга.
– Завтра ты вернешься домой, – тоном, не терпящим возражений, проговорил Максим.
– А как же… ты? – Оля нерешительно взглянула на мага.
– Мило, что ты беспокоишься обо мне, – довольно улыбнулся Максим, – но я справлюсь.
– Рада, что тебя это забавляет, – недовольно произнесла Оля, собираясь пройти наверх.
– На самом деле, – Макс осторожно сжал её ладонь, – я хотел сказать, что благодарен тебе... Ты надломила во мне струну, что-то, что сдерживало мои чувства, и я благодарен тебе за это.
– О, великий маг благодарит простую смертную. Я польщена, – язвительный тон, которым хотела высказаться Ольга, не получился. Голос её предательски дрогнул.
– Я только боюсь, как бы это не сыграло со мной злую шутку, – пропустив реплику девушки мимо ушей, сказал Макс, – мне бы хотелось, чтобы это было у тебя, – с этими словами маг протянул кулон в виде солнца. Его изогнутые лучи казалось «хотели» дотянуться к каждому, кто его возьмет, – амулет наделен силой… я понимаю, что звучит неправдоподобно, но он поможет тебе. Амулет защищает от негативной энергии, как бы блокируя ее, никто не посмеет навредить тебе… психологически.
– Зачем все это? – тихо спросила Ольга, слушавшая парня затаив дыхание.
– Просто возьми его, – настойчиво попросил Максим, и, встав у нее за спиной, он надел ей на шею амулет.
Оля аккуратно провела рукой по его гладкой поверхности.
– Тебе идет, – проговорил маг, борясь с желанием прикоснуться к ее волосам.
– Спасибо, – сердце у Оли забилось, а потом словно подступило к горлу, и дышать стало трудней. Она не могла перестать смотреть в его темные глаза, в которых мерцало пламя свечи. Ольга вдруг поняла, что погибает. Вцепившись рукой в перила, она сделала неуверенное движение и оступилась. В ту же секунду руки Максима подхватили её и их лица оказались близко друг от друга.
Казалось, он поцелует её, но неожиданно Максим отпустил девушку и, выпрямившись, взглянул на Олю отрешенным взглядом.
– Будь осторожна, – проговорил он и скрылся в одной из темных комнат.
Внезапная смена настроения заставила рассеяться возникшую волшебную атмосферу.
Смахнув оцепенение, Ольга поднялась по лестнице и зашла в комнату, ставшую для нее спальней вот уже несколько месяцев.
Поставив подсвечник перед ночным столиком, она прижала руки к пылающим щекам. Зеркало над столиком отразило неясный силуэт девушки. На лице появилась загадочная улыбка, сменившаяся тревогой. Ей не хотелось думать, что она влюбляется в того, кто вскоре станет лишь воспоминанием.
Глава 17
С самого утра Ольга была в приподнятом настроении. Она предвкушала, как вернется домой и наконец, увидит своих родных. Она старалась не думать о случившимся накануне, стараясь отогнать непрошенные мысли.
«Зачем страдать и мучить себя? Это все равно ничего не изменит» – решила девушка.
Реакция Максима: холодная и отчужденная, ясно дала понять ей, что лучше сделать вид, как будто ничего не произошло. Однако, это было сложно, маг избегал её. Подобное поведение вызывало у Ольги недоумение и досаду. Сделав несколько неудачных попыток поговорить с Максимом, девушка сдалась. Спустившись в гостиную и выбрав наугад книгу, она попыталась отвлечься. Мимо воли Оля прислушивалась к звукам, однако во всем особняке было тихо, и казалось, именно это мешало сосредоточиться на книге. Оле приходилось по несколько раз перечитывать одну и ту же строчку, совершенно не понимая сюжет читаемого романа.
Казалось, время замерло, словно пойманная в застывшем янтаре муха. Медленно-медленно тянулись минуты, растягиваясь и причиняя какую-то боль, будто внутри что-то ломалось.
«Он сказал, что я помогла ему вернуть способность чувствовать. Почему же тогда он избегает этих чувств? Избегает меня? Или я сама все выдумала? Не было между нами возникнувшей искры? Не было желания поцеловать меня? Что же это?» – бесчисленный поток мыслей был прерван непонятным шорохом, доносящимся с внешней стороны особняка. Не успела Ольга среагировать, как входная дверь отворилась и на пороге возникла чернокнижница. Из-под капюшона не было видно лица. Были видны лишь черные, как смоль волосы. Ольга вскочила на ноги, книга упала с её колен и прошелестев листками широко открылась.
Ведьма подняла руку:
– Propter mandatum assume! – прошипев заклинание, она приблизилась к Ольге.
Девушка ощутила, как горло сдавило, словно стальным обручем. Ни закричать, ни даже выдохнуть не было сил. С расширенными от ужаса глазами ей оставалось лишь отступать, моля, чтобы Дан или Макс спасли её. Но помощи ждать было неоткуда.
Дышать стало труднее, в глазах потемнело и последнее, что увидела Оля, цепляясь за реальность, была зловещая ухмылка ведьмы.
* * *
Это было настолько темное место, что сложно было различить безликие силуэты. Пахло сыростью, эхо доносило медленный стук капель. Повсюду было слышен шорох крыльев летучих мышей и чей-то шепот из которого нельзя было разобрать слов.
Она лежала на чем-то твердом, горло саднило, будто ее душили, ноги и руки были туго связаны веревками, которые больно врезались в кожу при малейшем движении.
Рассмотреть обстановку было невозможно, сумрак разбавлялся лишь стоящим вдалеке факелом. Кричать и звать на помощь было бесполезно.
Оля понимала, что она в руках чернокнижниц, но глупо надеялась, что сможет убедить отпустить ее.
Неожиданно одна из теней отделилась и медленно приблизилась к широкому столу, на котором лежала Ольга. Чернокнижница была со спущенным капюшоном, и девушка смогла рассмотреть ее, насколько это было возможно сделать в темноте. Ведьма была примерно того-же возраста, что и она. Черные волосы были спутаны, а в темных глазах «плескался» страх. Олю поразило бледное и испуганное лицо чернокнижницы. Они молча смотрели друг на друга.
– Я Нора, – шепотом проворила ведьма, – я помогу тебе.
– С чего бы это? – изумленно пробормотала Ольга.
– Ко мне только сейчас пришло понимание, что мы совершаем ужасные вещи… Дара погибла по моей вине…
Оля дернулась, с презрением взглянув на ведьму.
– Я сожалею…правда! – горячо проговорила чернокнижница, – я совершила большую ошибку став на сторону Ады…
– Вот как?! – разлетелся возмущенный возглас, – так ты жалеешь?! Осуждаешь меня теперь?! Забыла, что говорила мне?! Ты давала клятву Элеонора! Забыла?!
– Ада, – чернокнижница с ужасом смотрела на разъяренную ведьму, не в силах пошевелиться.
– Ты знаешь, что случается с предателями, – Ада подняла руку. Ее глаза налились кровью, - sit corporis lapidibus aeternum! Spiritum tuum in terra in aeternum relinquere! Sit tibi molestum ignem aeternum!
Тело Норы пронзила мелкая дрожь, прижав руки к горлу, она упала на землю, дернувшись, чернокнижница застыла в извернутой позе, её глаза закатились, обнажая глазное яблоко, а на лице отразился нечеловеческий ужас.
– Нет, – одними губами проговорила Ольга. Все произошло настолько быстро, что она сочла б это за сон, если бы натянутые веревки не причиняли ей боль, заставляя верить в реальность.
Переступив бездыханное тело, Ада приблизилась к девушке. В её глазах всё ещё «горела» ярость.
– Неужели ты не понимаешь, что этим ты ничего не добьешься? – тихо спросила Ольга.
– Замолчи! – Ада схватила девушку за волосы и потянула к себе, – ты глупая девчонка! Тебе не понять, когда у тебя отбирают всё!
– У тебя была сестра! Но твоя жажда власти погубила ее! – с вызовом проговорила Оля.
– Говори, что хочешь, – злорадно ухмыльнулась ведьма, – но у тебя есть два часа, чтобы выжить.
– Что ты имеешь в виду? – настороженно спросила Ольга.
– Если тебя не спасут – ты умрешь, – будничным голосом провозгласила Ада.
– Что? – девушка дернулась, забыв про путы, приносящие ей физическую боль.
– Тебе не выбраться, – усмехнулась чернокнижница, – даже не пытайся.
– Послушай, власть – это не самое главное…
– Дело не во власти! – закричала ведьма, - он разрушил мой дом! Мой ковен! подчинил себе всё! Я хочу вернуть себе то, что принадлежит мне и моим предкам!
– Он тоже принадлежит к вам, – несмело напомнила девушка.
– Он ошибка его матери! Ошибка, которую нужно убрать!
– Не смей так говорить! – выкрикнула Ольга.
– Защищаешь? – прищурилась Ада, кивнув кому-то невидимому. Она стала удаляться, – проверим достоин ли он этого. – закончила она прежде, чем тьма скрыла её.
Две чернокнижницы уволокли тело мертвой ведьмы, и Оля вновь осталась одна со своими мыслями.
Страх медленно подкрадывался к ней, внутри росла паника и осознание того, что её могут убить, как и Нору, заставляло мысли лихорадочно сменять друг друга. Ольга не знала, что делать в подобной ситуации. То, как Ада расправилась со своей раскаявшейся союзницей, не оставило надежды на милосердие – Ада была неумолима. Спасение не было, но девушка не хотела с этим мириться. Подергав веревки, она стала тереть их о железные кольца, сквозь которые они были продеты. Стерев свои запястья до крови, девушка, стиснув до боли губы с остервенением продолжала перерывать прочные путы. Все было бесполезно, но было бы глупо не пытаться сделать хоть что-то.
Время текло медленно, но Оля чувствовала, как ускользает каждая минута отведенных ей двух часов.
Послышались шаги, и Ольга замерла в напряженном ожидании.
– Развяжите её! Вы знаете, что делать! – послышался повелительный тон Ады.
Представшие перед девушкой чернокнижницы стали распутывать сковывающие её путы.
Позади своих приспешниц появилась фигура Ады. Увидев окровавленные руки Ольги, она злорадно усмехнулась.
Покончив с веревками, чернокнижницы схватили Олю и поволокли куда-то в темноту.
– Нет! – Ольга отчаянно вырывалась, куда вы меня ведете? Отпустите! Нет!
Цепкие руки лишь сильнее сжали ее собственные. Только сейчас она ощутила пронизывающий насквозь холод. Гулкое эхо распространяло многочисленные шаги. Оля не могла видеть своих мучителей, только чувствовать и слышать их дыхание. Безмолвные тени в черных, накинутых на глаза, капюшонах, равнодушные к её стонам и попыткам вырваться на свободу. Казалось, они идут вечность, но впереди виднелся, выход в который заглядывал кусочек чистого голубого неба.
Когда девушка в сопровождении чернокнижниц вышла с темной пещеры, ее глазам открылась долина с холмами, покрывавшимися зеленым мхом. Рядом с иссохшим деревом стояла большая телега, сверху которой лежал сколоченный из чёрных досок широкий крест.
– Нет, – прошептал Ольга, – она вдруг поняла, что произойдет дальше. Ее глаза широко открылись от ужаса, у висках стучало, а окружающий ее пейзаж поплыл перед глазами, – Нет!!! –поплыл по округе неистовый крик и в тот же миг девушку ослепила яр-кая вспышка и она без чувств упала на холодную траву.
* * *
Каждая жила в его теле была напряжена, словно натянута до предела. Внутри все холодело от предчувствия, но он отгонял тревожные мысли. Они увезли её далеко и за это время, что он скачет на своем мустанге, может произойти что угодно. Макс с ужасом понимал, что он может не успеть, что может быть поздно. Следом за ним летел ворон, время от времени сотрясая давящую тишину громким карканьем. Тогда Максим крепче сжимал поводья и еще быстрее гнал черного, как ночь, коня.
Вот появилось топкое, темно-бурое болото. Это было особенно опасное место и страшно было представить, сколько душ погибло здесь. Обойти его было невозможно, Максу пришлось направить коня в вязкую трясину. Чувствуя опасность, конь долго не решался войти в болото, тряс головой и громко фыркал.
– Ну же! Давай! – маг стегнул коня, который, возмущенно заржав, все же медленно начал пробираться сквозь тянувшуюся жижу. Захваченная заранее палка помогла обходить опасные места. Над головой Макса планировал ворон, он то кружился, то пролетал рядом, почти касаясь волос мага. Самые долгие минуты для Максима были наконец закончены и выбравшись из болота, он вновь пустил коня галопом.
Вскоре показалась долина с холмами и пещерой, в которой ведьмы творили свои темные дела. Здесь чернокнижницы собирались и устраивали шабаш. Но самое страшное было не это. За речкой было поистине кровавое место. Там ведьмы совершали жертвоприношения.
Скорость, с которой он гнал коня, была уже пределом, но Макс всё хлестал и хлестал бока изнеможенного животного. Он злился, был в ярости на самого себя. Он «закрывал глаза» на дела ведьм: шабаш, чёрная магия и даже жертвоприношения, погубившие множество невинных, - все сходило им с рук… но Оля… Это было слишком. Никита, Дара и вот теперь и она – та, которая заставила его очнуться, пробудила застывшие чувства. Ада перешла черту.
«Оля, Оленька, потерпи. Я уже здесь! Я рядом!» – мысленно шептал Максим. Он с отчаянием вглядывался вперед. Ветки деревьев хлестали его по лицу, но он не замечал этого.
Наконец вдалеке заблестела поверхность реки. Сердце Максима нетерпеливо сжалось. Он обязан успеть, иначе никогда не простит себе, если с девушкой что-нибудь случится. Пролетев по речной глади, оставляя после себя брызги и расходящиеся круги на воде, Максим наконец добрался до нужного места.
Еще издали он увидел черные фигуры чернокнижниц. Одни несли крест, остальные тянули связанную девушку. Эта медленная, мрачная, почти похоронная процессия, вызывала мороз по коже. Максим оцепенел о увиденного. Ему никогда не приходилось наблюдать такой чудовищной картины.
«Что же они чувствовали, прежде чем умереть?.. – посетила его неожиданная мысль, – это я во всем виноват» – с горечью подумал он.
Из оцепенения Максим вышел, когда чернокнижницы установили крест, прочно вбив его в землю, и привязали к нему вырывающуюся девушку.
Словно вихрь маг ринулся к группе ведьм. Они стояли кольцом вокруг креста. Их голоса были хорошо слышны, еще немного, и случиться непоправимое.
– Maiores eu magna! Audi nos, et accipere donum pura meam. Ablue a peccatis nostris in sanguine! Pie et aequi maiorum dicit frater tuus et filia, arcum tuum potestas! – громче всех голосов возвышался голос Ады. В руке у неё был кинжал, лезвие которого блестело в лучах заходящего солнца.
– Ада! – его крик заглушил голоса чернокнижниц. От резкого звука, конь встал на дыбы, норовя скинуть своего наездника. Кое-как успокоив животное, Максим спрыгнул на землю. Ведьмы расступились, оставляя пустое пространство между магом и Адой.
– Два часа, – проговорила чернокнижница, скривив губы в презрительной усмешке, – два часа она ждала тебя. Ты опоздал.
– Ты ведешь нечестную игру, Ада, - сдерживая внутри порывающую выйти наружу ярость, проговорил Макс
- Ты говоришь мне о честности? Ты, родившийся от матери, которая предала свой ковен? Плод порочной женщины? - с издевкой ответила ведьма, смерив мага презрительным взглядом.
- Не смей оскорблять мою мать! – Максим кинулся к чернокнижнице, но тут-же был свален мощной волной. В голове яркой вспышкой запульсировала боль. Сжав руками виски, Максим с трудом поднялся с колен. Теперь не было смысла сдерживаться. Его руки сжались в кулаки, резкий взмах, и ненавистная ему ведьма закричала от боли. По всему ее телу появились рубцы
- Думаешь ты одолеешь меня, - пытаясь выровнять дыхание прошипела Ада, - я сильнее тебя! – снова взмах, и в Макса полетел столб пыли, обжигая ему лицо.
Отбив атаку, Максим сделал рукой круг, и между ведьмой и им образовался барьер из ярко - горящего огня.
- Это мы еще посмотрим, - сузив глаза, тихо проговорил маг.
Он чувствовал ее гнев, вся ненависть, обращенная к нему, словно впиталась в каждую его клетку. Но и в нем самом бушевало раздирающее изнутри пламя.
Остальные чернокнижницы окаменели от страха, но только не он. В который раз, за этот промежуток времени, Макс подумал, что нужно было раньше покончить с ней и не доводить до точки кипения.
Глаза Ады темные, как адский омут, налились кровью. Она смотрела на мага неподвижным взглядом.
Они одновременно подняли руки.
Посыпались искры, огонь, который ограждал их, потух. Небо затянуло черными, тяжелыми тучами. Ветер поднялся настолько сильный, что образовал воронку, грозясь затянуть туда всех стоящих.
- Сдайся, и девушка, за которую ты борешься, отправиться живой и невредимой к себе домой! - крикнула Ада, пронзая Максима короткими электрическими зарядами, но тот ловко уворачивался от них, посылая их назад к ней.
- И позволить тебе и дальше творить зло?! Я достаточно закрывал глаза на твои мерзкие дела, – взгляд Максима скользнул по бледному и измученному лицу Ольги. Он издали видел, как она отчаянно боролась за свою жизнь, сейчас же ее голова склонилась набок, по всему телу были царапины, кровоподтеки, а сама девушка была без сознания.
– А что изменилось сейчас? – прищурив глаза, спросила ведьма, и воспользовавшись тем, что он отвлекся, нанесла очередной удар
– Ты перешла черту, – с трудом переведя дыхание, и не отводя руки, проговорил Максим. Отовсюду летели лисья, песчинки, сучки и прочий земной мусор, который больно бил его по лицу. Мантия под порывами ветра издавал щелчки, словно удары кнута, но никакие внешние неудобства не могли помешать ему держать Аду под прицелом, - ты перешла ту грань, за которой можно найти возмездие.
– Угрожаешь? – удивленно подняла брови Ада. И снова на устах заиграла усмешка. Она просто забавлялась сложившейся ситуацией. В ней жила уверенность, что она сможет победить своего заклятого врага.
– Время угроз закончилось, – спокойно проговорил Макс, хотя внутри в него клокотала ярость, - мне жаль твою сестру. Она, в отличии от тебя, была со светлой душой в твоей же одна чернота. Хочешь властвовать, уничтожить меня? А что дальше, Ада? Кроме этого у тебя ничего не останется. Ты потеряла все! Знаешь, Никита предлагал Даре уйти с ним, но она не захотела из-за тебя. Ты алчная, жестокая и бездушная!
С каждым словом лицо ведьмы становилось серым, такого гнева в ее глазах еще не было, казалось, он все испепелит вокруг. И с последним выкриком мага, она резко подняла руку вверх, потом направила ее на мага, но тут ведьма поняла, что-то не так.
Максим сжал вытянутую ладонь в кулак и резко дернул руку к себе, словно хотел вырвать сердце ненавистной чернокнижнице.
По земле прошла дрожь, которая с трудом позволяла держаться на ногах.
И прежде, чем чернокнижница успела промолвить слово, маг приблизился к ней и, схватив за горло, впился в неё мертвым, холодным взглядом.
- Ut tristis sine pluvia in terra, tuo corpus sit excoquatur. Quod ignis sit animus ardentem. Ne inferno erit domus tua, – прошептал он.
Ада упала на землю, последняя вспышка ярости в глазах погасла, и ведьма осталась лежать неподвижно. Как только предводительница ведьм испустила последний вздох, Максим оказался окруженным остальными чернокнижницами, которые «очнулись» от оцепенения.
Было очень сложно бороться с таким количеством ведьм одновременно, но маг успешно отражал их атаку, посылая им хлесткие проклятия, от которых они падали замертво.
Через некоторое время силы, все же, стали покидать Макса, и он стал более уязвимей. Получив несколько ранений, Максим повалился на колени.
– Дан! – с неким отчаянием позвал маг, хотя видел краем глаза, как тот пытается отвязать Ольгу.
Воспользовавшись его слабостью, одна из ведьм нанесла очередной удар. Макс не успел ответить и провалился в темноту.
* * *
Макс очнулся от того, что кто-то бил его по щекам. Открыв глаза, он увидел склонившегося над ним Дана.
– Все закончилось, приятель, – проговорил он, похлопав его по плечу, – нам пора выбираться отсюда.
– Приятель? – переспросил Максим.
– Ты ведь не против? – усмехнувшись, Дан протянул магу руку.
– Нисколько, – схватившись за протянутую ладонь, Макс поднялся на ноги. Оглянувшись, он увидел разбросанные повсюду трупы ведьм и черные перья.
Не успев оказаться на ногах, Максим стремглав направился к кресту, который от сильного порыва ветра перевернуло и отбросило на несколько метров от того места, куда он был воткнут.
- Она жива, - проследив беспокойный взгляд Максима, ответил на его немой вопрос Дан, - только очень искалечена.
– Тебе тоже сильно досталось, – отрешенно пробормотал Максим, дрожащими руками освобождая Ольгу от веревок.
– Это ничто по сравнению с тем, что они получили от меня, – проговорил Дан, помогая Максиму
– Где остальные? – поинтересовался Макс. Последняя веревка, связывающие ноги девушки была отброшена на землю.
– Скрылись на время, но ты ведь знаешь, что они восстанут, – полувопросительно, полуутвердительно сказал Дан.
– Все к этому шло…- что они с тобой сделали... прошептал Максим, осторожно приподнимая девушку. Максим смотрел на ее кровоточащие руки, на порванную одежду и исцарапанное тело и ему становилось невыносимо больно. Он осторожно провел рукой по ее лицу. Даже сейчас, измученная и израненная она была невероятно красива.
Но медлить было нельзя. То, что не закончила Ада, могло сделать впустую потраченное время.
Сев вместе с девушкой на коня, маг аккуратно ударил по его бокам. Конь побежал рысцой, перепрыгивая через мертвые тела.
Макс не отрывал своего взгляда от бледного лица Ольги. Он гладил ее по волосам, и все время прижимал к себе, вслушиваясь в еле слышимое дыхание. То, напряжение какое он ощущал, пока она была в руках ведьм, отпустило его. Теперь внутри было только чувство сожаления и горечи.
«Нужно как можно быстрее отправить ее домой. Они будут мстить…нельзя снова подвергнуть Олю опасности»
И вновь тревога накрыла его, сжав в ладонях поводья, Максим стал неотрывно смотрел вдаль, словно опасность подстерегала его за каждым деревом
Над головой летел ворон. Припадая немного на одно крыло, он планировал гораздо медленней. И только птица заметила, как горизонт окрасился в багровые тона - предвестник войны.
Глава 18
Максим сидел возле Оли и держал ее за руку. Она все еще была без сознания, но уже не в таком измученном состоянии: кисти были перевязаны бинтами, раны смазаны, а на щеках появился румянец.
С того момента, как они вернулись в поместье, Макс не отходил от девушки ни на шаг. Бессонная ночь наложила на его лицо свой отпечаток, проложив под глазами темные круги. Бледное лицо казалось восковым, а блуждающее на нем мрачное выражение, свидетельствовало о большой тревоге.
Мысли Максима сменяли друг друга, а разыскиваемое им решение не приходило. Оставлять Ольгу здесь, было очень опасно, но она была еще слишком слаба, чтобы суметь вернуться домой. Переход через портал отнимал много сил. Можно было рискнуть и спрятать ее, пока все не закончится, но он был не уверен, правильно ли тогда поступит.
- Все еще здесь? – в комнату тихо вошел Дан, - она в безопасности от критического состояния. Я сменю тебя, тебе нужно отдохнуть.
- Нет, Дан…в том то и дело, что Оля совсем не в безопасности, - задумчиво проговорил Макс, - ты помнишь то место, о котором я говорил тебе?
- Что ты задумал? – Дан прикрыл за собой дверь, и подошел к окну, чтобы видеть лицо мага. Их взгляды встретились, и Дан понял, что внутри него происходит борьба.
- Пока я только думаю…хотя в сложившейся ситуации — это единственный шанс…нужно спрятать на время Олю, - негромко проговорил Максим.
- Это очень далеко, ты ведь сам сказал, что Оля еще слаба, - осторожно сказал Дан.
- Да, говорил, но отправлять ее домой в таком состоянии еще опасней, - голос Максима окреп от решимости принятого решения, - знаешь, подготовь там все, - Максим взглянул на девушку, и понял, что поступает правильно. Он увезет ее в известное только ему место, и когда она окрепнет, отправит домой.
- Ты уверен? – Дан внимательно посмотрел на Макса.
- У меня нет иного выхода…Дан, я доверяю тебе, что весьма сложно при моем характере и сложившейся обстановке, я знаю, что ты сделаешь все, как нужно… необходимо торопиться, я чувствую, что остальные чернокнижницы ждать не будут, поэтому у нас мало времени, - Максим встал, и нервной походкой пришелся по комнате. Он чувствовал себя в тупике, как загнанный в клетку зверь, и не находил выхода.
- Как скоро ты хочешь увезти ее? – Дану не нравилась идея Макса, но понимая, что ничего не изменить, не стал оспаривать его решение.
- Когда она очнется…возможно сегодня вечером, - Максим сел и обхватив руками голову, тяжело вздохнул.
— Я все сделаю, — Дан впервые видел Макса таким растерянным, поэтому принял решение просто поддержать его. Дан подошел к другу ободряюще похлопав того по плечу, — мы обязательно прорвемся.
- Спасибо, - усмехнувшись, кивнул Максим.
Взглянув на Макса, Дан вышел из спальни.
Маг вновь остался один на один со своими мыслями. Он знал, что Дан хочет отговорить его от рискованной затеи, видел по глазам, что тот считает сделанный им выбор неправильным.
Максим был благодарен Дану за то, что тот смолчал, не возразил, не стал спорить. Ему самому было нелегко решится на этот шаг, и как никогда он нуждался в поддержке.
Едва слышный вздох заставил Максима прервать свои размышления. Ольга медленно открыла глаза и затуманенным взглядом посмотрела на него.
- Макс, - слабым голосом проговорила она. Протянув дрожащую руку, девушка прикоснулась к его щеке, на которой виднелся свежий рубец, - ты ранен…
- Это неважно, - Максим перехватил ее руку, и мягко прикоснулся к ней губами, - мне так жаль, никогда не прощу себя за то, что оставил тебя одну.
- Пожалуйста, прекрати, - Оля сжала его ладонь, - не смей казнить себя.
- Я испугался, - с сожалением глядя на Олю, признался Максим, - в первые в жизни…я виноват перед тобой и перед другими. Я много не замечал, на много закрывал глаза…я ужасный человек.
- Что же я с тобой сделала, - горько усмехнулась Ольга.
- Это должно было случится…но я не думал, что все произойдет такой ценой, и вся ошибка в том, что я слишком долго делал вид, что все хорошо, - поправив одело и укрыв девушку, проговорил Макс.
- Ты решил что-нибудь? – Оля обеспокоенно следила за ним. Она еще не видела его в таком подавленном состоянии.
- Пока ничего конкретного, - произнес Макс, взвешивая каждое слово. Ему не хотелось волновать Олю раньше времени, - мне бы хотелось поехать с тобой в одно место.
- А как же чернокнижницы? Ада? – встревоженно спросила Оля, - она ведь может убить тебя…
- Тебе не стоит волноваться на этот счет, - улыбнулся ее заботе Макс, - никто не найдет нас. Это место под заклятием, тебе понравится там.
- И когда мы поедем? – Оля неотрывно смотрела на Максима.
- Сегодня вечером, - он восхитился ее готовностью ехать с ним, даже не спросив куда и зачем. Она доверяла ему, и Макс мысленно дал себе обещание, что сделает все, чтобы не подвести ее.
- Где Дан? – Ольга чувствовала какую-то недосказанность, и ей было от этого тревожно.
- Выполняет мое поручение, - таинственным тоном проговорил Максим, - скоро узнаешь. А теперь отдыхай. Мне нужно ненадолго отойти.
- Но Максим, - слабо запротестовала девушка.
- Никаких «но», - он провел рукой по ее волосам, - предстоит долгая дорога. Нужно набраться сил.
- Ты ничего не хочешь добавить? Почему так необходимо ехать куда-то? Что происходит? – Ольга приподнялась и схватив мага за рукав рубашки, пристально взглянула ему в глаза, - что ты скрываешь от меня? Не доверяешь? Максим…
- Стоп, - он представил палец к ее губам, чтобы остановить поток слов, - слишком много вопросов. Послушай, - уложив ее на подушку, он также внимательно посмотрел на нее, - ты доверяешь мне?
Ольга молча кивнула, завороженная его взглядом.
- Тогда ни о чем не спрашивай меня, пока я ничего не могу тебе сказать…просто знай, что с тобой все будет хорошо...я знаю, - быстро добавил Максим, когда девушка хотела ответить, - знаю, что ты беспокоишься обо мне, хоть я и не заслужил твоей заботы. Но для меня…важна ты и твоя безопасность. А теперь постарайся поспать.
Задернув шторы, и поправив одеяло, Максим направился к двери, на пороге он обернулся и помедлив, вышел из комнаты.
* * *
Была уже полночь, когда они приблизились к высоким и крутым скалам. Когда Оля посмотрела наверх, у нее закружилась голова, перехватило дыхание от величественных утесов. А отливающий серебром лунный свет, делал их волшебными. В одной из скал были выбиты многочисленные ступени, которые казалось тянулись до бесконечности, поскольку глаза не могли ухватить всей картины.
Закутавшись в накидку Максима, Ольга смиренно ступала по ступеням, чувствуя его руку. На протяжении всей дороги она пыталась выяснить куда и зачем они едут, но четкого ответа так и не получила. Максим шел с непроницаемым выражением на лице, лишь помогая ей продвигаться по скале дальше.
Неизвестно сколько прошло времени, но Оля вдруг увидела вверху тусклый свет. Она взглянула на Макса, но то лишь сильнее сжал ее руку.
С каждой минутой неясный огонек становился ярче и больше, вот наконец взору Оли открылась высокая башня, отделанная серым мрамором. В единственном маленьком окошке горел свет, а двери, расположенные сбоку были из черного дерева, ручкой которой служило большое массивное кольцо.
Они прошли внутрь, и снова стали подниматься по ступенькам, но уже более прочным. Лестница вела по спирали, оканчиваясь возле маленькой комнатки, находящийся на самом вверху. Войдя внутрь, Оля увидела камин, с пылающим огнем, стол, на котором стояли различные блюда, а возле самой стены стояла небольшая кровать, со множеством подушек. Во мраке девушка разглядела Дана, стоящего возле окна. Вновь повернувшись к Максу, она убрала свою руку с его ладони, и отошла ближе к камину.
- Теперь, объясните мне наконец, что происходит? – недовольно проговорила Ольга, - Максим все время молчит, слова не добьешься, может хотя бы ты мне расскажешь? - девушка обернулась к Дану.
- Послушай, - Дан переглянулся с Максом, обдумывая, что ответить.
- Я достаточно наслушалась! Или вы мне все рассказываете, или я ухожу! – терпению Ольги пришел конец, с тех пор, как Максим освободил ее от чернокнижниц, она постоянно чувствовала, что от нее скрывают важную информацию.
Не дождавшись ответа, девушка направилась к выходу, но Максим удержал ее.
- Сядь, - властно проговорил он.
- Узнаю этот взгляд, - кипя от негодования проговорила она.
- Сядь, пожалуйста, - уже мягче попросил маг.
Фыркнув, Оля все же прошла к кровати и села.
- Я пока не могу отправить тебя домой. Для перехода через портал ты еще слаба, и пускай дорогу сюда ты перенесла хорошо, но я не хочу рисковать. Поэтому несколько дней ты побудешь здесь. Это ради твоей безопасности, - он не хотел оставлять ее, ему было тяжело возвращаться назад без Оли, и временами его мучало сомнение в правильности своего поступка, и как только Максим задумывался о том, чтобы отменить свой план, к нему сразу приходили другие мысли - о угрозе для ее жизни со стороны ведьм. Именно поэтому он до последнего не говорил ничего девушке. Терзаемый противоречивыми чувствами ему было очень тяжело.
- Но почему я не могу переждать у тебя? – девушка непонимающе смотрела на мага.
- В замке оставаться опасно, - односложно ответил он.
- Из-за Ады? – как не пыталась она «поймать» взгляд Максима, он предпочитал смотреть на холодные стены, лишь бы не встречаться с ней глазами.
- Она мертва, поэтому не представляет больше угрозы, но остальные ведьмы могут навредить тебе, - отчеканил Макс, начиная терять терпение. Ему хотелось, как можно быстрее покинуть башню.
- Что?! – Ольга была шокирована этой новостью, еще больше ее поразило то, что никто и словом не обмолвился об этом, - и когда ты собирался мне это сказать?!
- Это имеет значение? – удивленно поинтересовался маг.
- Максим! Да, как ты можешь! Я думала…
- Интересно, - усмехнувшись, проговорил маг, - что придумала твоя светлая головка?
- Я считала, что при сложившихся обстоятельствах, должна знать о всех событиях! – девушка «задохнулась» от возмущения. От Макса веяло таким холодом, что мороз пробегал по коже.
- Совершенно не обязательно. Надеюсь вопросы окончены? – сдерживая злость, спросил Макс.
- Я буду здесь одна? – с беспокойством спросила Оля.
- С Даном, - коротко ответил Макс.
- А ты? – Ольга внимательно посмотрела на мага. Злость уступила место тревоге и какой-то щемящей тоске внутри. Он вновь чего-то не договаривал.
- Обо мне не беспокойся, - не глядя на девушку, он направился к двери.
- Максим! – Оля подлетела к нему, и схватив за руку, повернула его к себе, - это все?! Ты просто уйдешь?! Ты не справишься сам! Позволь помочь тебе! - девушка обернулась к Дану, тот стоял, сложив руки на груди, равнодушный к происходящему, - сделай что-нибудь! Останови его!
- Прекрати истерику, - прошипел маг, одернув руку, он вышел из комнаты.
За дверью послышались его удаляющиеся шаги., а его присутствие все еще ощущалось.
Девушка долго смотрела на закрывшуюся дверь, и не могла поверить в происходящее. Медленно повернувшись, она взглянула на Дана, надеясь, что тот объяснит ей, что происходит, но он молчал.
Ольга вновь взглянула на дверь, как будто Максим мог вернуться, но ее надежды рассеялись, когда за окном послышался еле уловимый стук конских копыт. Оля кинулась к окну, ветер тут-же растрепал ее волосы, а она буквально задохнулась под его порывом. Сжав оконную раму до такой степени, что побелели костяшки пальцев, Ольга вглядывалась в темноту, но из-за высоты ничего не смогла разглядеть.
- Оля, - Дан сделал неуверенные движение вперед
- Поздно же ты заговорил! – обернувшись, она с силой толкнула Дана в грудь, - почему ты не остановил его?! Трус! Стоял и молча наблюдал, как он уходит! Так же, как смотрел, как уходит Аня! Ты ничего не делаешь, чтобы бороться!
- Так нужно, - тихо сказал Дан, Слова про Аню больно «резанули» его по сердцу, и все слова застряли в горле.
- Нужно?! Кому?! Кому черт возьми это нужно?! – закричала Оля, со злостью смахивая подступающие слезы.
- Ему нужно, - Дан вдруг почувствовал такую усталость, будто на его плечах лежал весь земной груз.
- Зачем? – охрипнув от крика, шепотом спросила Ольга, оседая на пол.
- Он боится за тебя, очень боится, - Дан присел рядом с девушкой, - и все, что здесь произошло-это ширма. Он прячется, но от себя не спрячешься никуда.
- Прости Дан, - Ольга сжала его руку, - я не должна была говорить такие страшные слова…я почувствовала такое отчаяние, словно…такое чувство…
- Будто вырывают сердце, - закончил Дан. Повернувшись, он слабо улыбнулся ей.
- Я не хотела. Прости, - положив голову ему на плечо, Ольга закрыла глаза, желая уснуть, чтобы не чувствовать раздирающей боли.
- Любовь и не такое делает, - проговорил Дан, вспоминая глаза Нюты.
- Зачем она вообще нужна, - шмыгнув носом, проговорила девушка.
- Чтоб жизнь медом не казалась, - уверенно ответил Дан.
Горько усмехнувшись, Ольга сжала в руке подаренный Максимом амулет.
«Жаль, что от душевной боли он не спасает» - подумала она. На плечах осталась накидка Максима, и закутавшись в нее, девушка вдохнула еле ощутимый запах.
Камин давно погас, в маленькой комнатке стало совсем темно, а Ольга и Дан все также сидели возле окна, не чувствуя ни холода, ни жажды. Их мысли были далеко от высокой башни, стоящей на крутом утесе.
Глава 19
Утром Оля обнаружила, что лежит на кровати, укрытая теплым пледом. Солнце было уже в зените, и отбрасывало свои лучи на холодные стены башни.
Встав с постели, Оля подошла к окну и вскрикнула от удивления: перед глазами встала пестрая поляна, усыпанная разнообразными цветами, каких она никогда не видела. Такой красочный ковер никак не вязался с грубыми и серыми утесами, и несмотря на такой контраст, пейзаж был волшебным.
Послышались шаги, и в комнату вошел Дан, держа в руках цветы.
- Привет, вот решил немного украсить наше временное пристанище, - смущенно улыбнувшись, проговорил Дан.
- Меня же нельзя оставлять одну, ты забыл? – поддела его Ольга.
- Здесь тебе ничто не угрожает, - спокойно ответил Дан, ставя цветы в стеклянную бутылку с водой.
- Дан, - Оля взглянула на цветную панораму за окном, - давай вернемся.
- Разве, ты не слышала Макса? – устало спросил Дан, бессонная ночь и тревожные мысли лишили его душевных сил.
- Ему нужна помощь, - с мольбой проговорила девушка, - пожалуйста, давай вернемся.
- Оля, - Дан подошел к ней, и сжав ее плечи заглянул ей в глаза, - он никогда не простит мне, если я сейчас пойду против него. Ады нет, поэтому остальные чернокнижницы не представляют для него большой угрозы.
- Почему ты так уверен? Ты же не хочешь сказать, что Ада могла взять себе в союзниц слабых ведьм? – она не могла смирится с тем, что придется сидеть в укрытии, пока Максим будет один сражаться с десятком разъяренных ведьм.
- Ада не могла терпеть тех, кто могущественней и сильнее нее, - твердо проговорил Дан, - ее ненависть к Максиму была не столько из-за якобы отобранных прав, сколько из-за того, что он был сильнее ее. Ада это знала и понимала, но была непримирима. Поэтому ей хотелось уничтожить Максима, чтобы быть единственной и могущественной ведьмой.
- Но их же много, - растерянно проговорила Ольга, - он не сможет…
- Я понимаю, ты боишься за него, - с грустью улыбнулся Дан, - но мы должны оставаться здесь.
- Тогда…- ее взгляд вновь скользнул на цветы за окном, - расскажи, что это за место.
- Я мало знаю это место, - медленно проговорил Дан, - Макс только однажды рассказал мне о нем. Единственное, что мне известно, так это то, что он приезжал сюда, когда ему было тяжело. На душе у него всегда было неспокойно, поэтому почти все время он проводил здесь.
- Очень хорошо, что у него есть ты, - тихо проговорила Оля.
- Да, возможно, - задумчиво ответил Дан. Что он мог сказать? У него кроме Макса тоже никого не было. С близкими отношения были напряженными, и все из-за того, что он поддерживал Максима. Конечно ни отец, ни мать не отказались от него, но при общении всегда держались отстраненно.
- Надеюсь, все скоро закончится, - проговорила девушка, взяв парня за руку.
- Я думаю, так и будет, - сказал Дан, сжав ее ладонь.
Они стояли возле окна, наблюдая как пестрые бабочки легко и непринужденно летают с цветка на цветок, и оба чувствовали зависть к этим легкомысленным существам.
* * *
Он смотрел на людей, окруживших его и в волнении перешептывавшихся между собой. То тут, то там было слышно:
«Что случилось?»
«Зачем это собрание?»
«Говорят, Ада убита!»
Разговоры не смолкали. Максим стоял на возвышении, пытаясь собраться с мыслями. Некое подобие перемирия, удававшееся до этого времени сохранять, было окончательно разорвано. Он знал – ведьмы нападут. Поэтому Макс был столь озабочен и обеспокоен. Пребывание Оли в башне не могло продолжаться долго. Ее нужно было срочно перенаправить в ее мир, пока она не стала первое жертвой назревавшей войны.
Макс понимал, что многие настроены враждебно, мало кому нравилось его правление, но сейчас важно было сплотиться вместе, чтобы противостоять чернокнижницам, положив навеки конец их злу.
Но созвав собрание, Максим не знал с чего начать. Перед ни стояли сотни сильнейших магов, которые или согласятся вступить в бой спиной к спине к Максиму, или ему придется бороться в одиночку. И как бы он не был силен, ему была нужна помощь. Теперь маг не собирался отказываться от нее, потому что стало совершенно ясно - в одиночку он слаб.
– Пора объяснить, Макс, зачем ты нас всех здесь собрал, – раздался уверенный голос с толпы. Вперед вышел высокий, широкоплечий мужчина. Его короткие волосы были посеребренные сединой, а в темных глазах горел вызов.
- Вы, наверное, слышали, что Ада мертва, - проговорил Макс, выдержав взгляд маг, который неотрывно смотрел на него, - но ее союзницы не оставят камня на камне, чтобы закончить начатое дело.
- Мы, конечно слышали, - презрительно хмыкнул маг, сделав шаг к Максу, - слышали, что ты был героем, и победил ее. Но от нас ты чего хочешь? Ждешь, что мы будем петь тебе оды? Восхвалять твою храбрость?
- Ян! – на мага прикрикнула одна из стоящих ведьм. Она была высокой, с черными волосами. Зеленые глаза смотрели настороженно, а в теле ощущалось напряжение.
- Что Ян? – проговорил маг, недовольно взглянув на женщину, - мало ему, что он забрал нашего сына, сделав его своим рабом? Ты должно быть забыла, что он теперь служит этому, - он указал пальцем на Максима.
Послышался тихий ропот. Неслыханная дерзость мужчины обеспокоила толпу, ведь теперь не миновать ему наказания.
Но Макс молча стоял, как будто сказанное касалось не его.
«Так вот значит, как, - с горечью подумал он, - я и не подозревал, что его родители видят все под таким углом. И он мне ничего не говорил об этом. И это в очередной раз доказывает, что я не видел дальше своего носа»
- Дан не мой раб, - тихо возразил Максим, - он волен в любую минуту уйти, если пожелает. Я знаю, что сам заработал для себя скверную репутацию, но надеюсь все еще можно исправить.
Все изумленно смотрели на своего регента и недоумевали - в нем не было того высокомерия, того превосходства, как раньше, и ни у кого не было ответа, что послужило таким изменениям.
- Так вот, - Максим глубоко выдохнул, - мне нужна ваша помощь. Остальные чернокнижницы готовят нападение, я это чувствую, и мне нужны союзники.
- Ты просишь нас?! – возмущенно воскликнул Ян, - тысячи наших детей погибли от рук Ады и ее приспешниц, измученные на кресте для жертвоприношений, но ты и пальцем не пошевелил. А теперь мы нужны тебе?!
- Я понимаю ваш гнев…
- Нет! Не понимаешь!
- Ян! – женщина, дернула мага за руку, - прекрати!
- Что прекрати?! Разве я не прав Аксинья?
- Вы правы, - проговорил Максим, - и в праве отказать мне, но несколько месяцев назад случилось нечто, что перевернуло мои мысли и мировоззрение. В наш мир попало пятеро подростков, со временем я отправил их домой, кроме одной девушки. Она здесь, в месте, где она в безопасности…
- А мой сын? – вдруг спросил Аксинья, испуганно взглянув на Макса.
- Дан находится с ней, ему ничто не угрожает, - поспешил успокоить Максим взволнованную женщину.
- Значит ты хочешь, чтобы мы добровольно пошли на смерть? – прямо спросил Ян, он был единственным в ковене, кто не боялся Максима. Он всегда смотрел ему прямо в глаза, и говорил все, что думает, не боясь наказания, - а что мы будем с этого иметь?
- Ян…- тихо возмутилась Аксинья.
- Хватит меня одергивать! Я не боюсь этого так называемого мага! – Ян вплотную подошел к Максу и ткнул пальцем ему в грудь, - он умеет только бахвалиться, пускать дым в глаза! Я вижу тебя насквозь, высокомерный и эгоистичный выскочка! Что ты умеешь кроме как пугать остальных своим могуществом?! Не такой регент нам нужен!
- Вот оно что, - усмехнулся Максим, отступая на пару шагов, - а знаете, что? Возможно Вы правы. И не один вы так считаете. Та девушка…она…в общем не важно. Я готов назначить Вас регентом, если Вы мне поможете.
- Меня? – впервые Ян растерялся, и недоуменно посмотрел на мага, - но я не это имел ввиду…
- Знаю, но, пожалуй, это будет верное решение, - проговорил Максим, вспомнив о Ольге, и их последнем разговоре. Он был очень груб с ней, и ему было от этого очень тяжело, - кажется я заигрался во власть, и похоже я ничем не лучше Ады…
Вдруг послышался взрыв, и мощная воздушная волна сбила с ног стоящих ведьм и магов. Послышались крики и стоны. Многих ранило, но большинство были мгновенно убиты.
Максим в последнюю минуту накрыл собой Яна, и его засыпало землей. Под рукой он нащупал, что-то мокрое. Он увидел пятно, которое быстро растекалось по траве, окрашивая ее в бурый свет. Испугавшись, что ранен отец Яна, Максим вскочил на ноги, чтобы осмотреть мужчину и застыл от ужаса. Рядом с ним лежала молодая девушка, широко распахнутые глаза смотрели в небо, вся одежда была пропитана кровью, руки были раскинуты в сторону, а на лице застыла мука. Макс вспомнил Дару, ему нужно было против воли отправить ее с Никитой, тогда она была бы жива.
Крики не стихали, и звоном отзывались в его ушах. Повсюду царил хаос. Это было похоже на страшный сон: бурая от крови трава, множество обезображенных тел, над которыми склонились близкие и друзья, и стоны, стоны, которые вынимали всю душу, заставляя холодеть от ужаса.
Максим заметил корчащегося на земле парня, но не успел он подойти к нему, как новая волна накрыла присутствующих. Резко поднявшись на ноги, маг наконец увидел тех, кто в один миг уничтожили тысячи жизней.
Чернокнижницы стояли в десяти метрах от них, молча наблюдая за людскими муками.
Краем глаза, Макс видел, как встает Ян, как мчится на ведьм и вдруг оборачивается грациозным оленем. К нему присоединилась статная лошадь, белая, с длинной и гладкой гривой…все произошло, как в замедленном кино. Лошадь в последнюю секунду преградила путь оленю и тут-же замертво упала на траву. Из ее шеи струилась кровь. Олень пронзительно закричал, и вновь превратился в мужчину. Он склонился над лошадью и дрожащими руками гладил ее.
- Аксинья…Аксинья, - прижав ее к себе, Ян тяжело дышал. Казалось ему теперь все равно, что происходит вокруг.
Нечеловеческая ярость захлестнула Макса, он послал в чернокнижниц огненные шары, и с огромным усилием борясь с самим собой, воздвиг над магами и ведьмами прозрачный цилиндр. «Сейчас не время вступать в битву, нужно помочь раненым» - подумал он.
Чернокнижницы тщетно пытались пробить воздвигнувшуюся броню, и ни с чем покинули поле своих разрушений.
Маг проводил их темные фигуры тяжелым взглядом. Он не собирался все так оставлять. Не в этот раз.
Когда Максим подошел к Яну, тот поднял на него мокрые от слез глаза. Медленно встав, он решительно посмотрел на него.
- Так ты говоришь тебе нужна помощь? – медленно проговорил мужчина, - можешь рассчитывать на нее.
Максим молча кивнул, в горле стоял комок, и он не мог сказать ни слова.
«Таким отцом я бы гордился», - только и подумал Максим, пожимая протянутую руку.
* * *
Он медленно шел по знакомым местам, пытаясь привести мысли в порядок. После атаки чернокнижниц, Максим принял решение, давшиеся ему нелегко. Он понимал, это конец всему, но, если по-другому нельзя, значит он вынужден это сделать.
Подойдя к месту жертвоприношений, маг на мгновение остановился. Крест, как и прежде возвышался над равниной, и Макс вспомнил, как совсем недавно к нему была прикована Оля, как она была измучена и истерзана. Он подумал о тех умерших несколько часов назад, и внутри него окрепла решимость.
Ускорив шаг, он направился к группе чернокнижниц, которые при виде него встали плотной стеной и с напряжением смотрели за его движением.
Он остановился, и оглядел их черные одеяния. На мгновение ему показалось, что и одежда, и руки их испачканы кровью. Стряхнув с себя видение. Макс облокотился на выступающий рядом камень, чтобы придать своей позе непринужденность.
- Что тебе нужно? – вперед вышла статная брюнетка. Ее глаза враждебно смотрели на мага, а поза говорила о готовности напасть в любую минуту.
- Я пришел с важным сообщением, - проговорил Макс, смерив ее презрительным взглядом, - ты, если не ошибаюсь, Ирма? Правая рука Ады…
- Ближе к делу, - холодно проговорила ведьма.
- У меня есть предложение, от которого трудно отказаться, - прямо сказал Макс.
- Надо же, как интересно, - язвительно проговорила ведьма.
- Я сдаюсь, - пропустив мимо ушей ее тон, выпалил маг.
Воцарилась гробовая тишина. Ирма, прищурившись, пристально разглядывая Макса.
- В чем подвох? - медленно спросила она.
- Ни в чем. Единственное условие и я сойду с вашего пути, - «Ну вот и все, обратного хода нет» - подумал он. Однако по лицам чернокнижниц было видно, что они ему не верят.
- Так все-таки условие, - усмехнулась чернокнижница, она медленно подошла к нему, - я думала тебе хватит того, что я сделала. .
- Вы даете мне время, чтобы отправить одну девушку домой, и я после этого отказываюсь от своих сил, и у вас будет власть, которой так жаждала Ада, - сцепив ладони в кулаки, Максим с большим усилием пытался говорить, как можно спокойней. Она издевалась и потешалась над ним, но ему нельзя было срываться.
- И все? – подняв брови, поинтересовалась ведьма, - так просто? А что с этого всего будешь иметь ты?
- Чистую совесть, - с тихой свирепостью проговорил Максим, желая сжать руками ведьмовское горло.
Ведьма усмехнулась, и обменялась взглядами с остальными чернокнижницами.
- Мы подумаем, - склонив голову набок, ответила Ирма.
- Я бы поторопился с ответом, - с вызовом сказал Макс, - времени мало.
- Хочешь сказать, что ты можешь передумать? – ведьма зло ухмыльнулась, - не в твоих интересах.
- Не думай, что только вам хочется вернуть себе власть, - Максим с удовольствием наблюдал, как посерело от злости лицо Ирмы.
- Кто еще? – прошипела она, приблизив свое лицо к нему.
- Да тут куда не посмотри, вокруг претенденты в регенты, - с издевкой проговорил Максим.
- Что мне стоит прикончить тебя прямо сейчас, а потом твою девчонку? – ведьма повернула руку, и с силой дернула ее.
Шею Макса обвило гибкое и длинное растение, разорвать которое не было сил. Оно обвилось вокруг его горла и с каждой секундой затягивалось все туже и туже. Повалившись на колени, и пытаясь оттянуть тугое растение, маг с ненавистью посмотрел на ведьму.
- Можешь сделать это прямо сейчас, - прохрипел он, - но вас ожидает месть со стороны тех, кто потерял по своих близких. Вам не простят подлый удар в спину, и сегодняшняя атака не пройдет бесследно. Думаешь…- сил говорить не было, он задыхался, перед глазами все плыло, а в голове был туман, - думаешь избавишься от меня и все закончится? Нет…все только начнется…
Ирма со злостью дернула руками, и путы, сжимавшие шею Макса, исчезли.
Он обессиленно повалился на землю, хватая ртом воздух.
- Я принимаю твое условие, - со стальными нотками в голосе, проговорила ведьма, - но, если ты что-то замышляешь, я убью девушку на твоих глазах, истязая ее по сантиметру.
При ее словах, Максим с силой сжал траву, искушение разорвать чернокнижницу было столь велико, что по телу прошла дрожь.
- Думаешь я не вижу, что происходит? – шепнула ему на ухо ведьма, - у тебя есть пять часов, что очень великодушно с моей стороны. Не правда ли?
Поднявшись на ноги, Максим шаткой походкой пошел прочь, чувствую испепеляющий взгляд ведьмы. В нем самом бушевал такой гнев, что если бы он мог материализоваться, то не оставил бы вокруг живого места.
Одно утешало его, что Оля скоро будет дома.
* * *
Когда маг появился на пороге башенной комнаты, ему показалось, что с того времени, как он оставил Ольгу здесь, прошла целая вечность. Чувствуя себя виноватым перед ней, Максим опасался, что девушка не захочет даже видеть его, но она сделала вид, что ничего не произошло.
Но самым трудным для Максима было смотреть в глаза Дану, и он всячески избегал его взгляда. Он с щемящей тоской понимал, что время неизбежно приближает его друга к страшной вести.
Какой будет реакция Дана, догадаться не сложно. И Макс не знал, что он будет делать, что говорить, и как вообще вести себя в такой ситуации. Единственное, о чем он знал, так это о том, что всегда будет винить себя за смерть Аксиньи.
Максим чувствовал, как силы его иссякли, внутри, кроме боли ничего не осталось, а вместо души была тьма.
Конечно Ольга и Дан заметили его состояние, но на все их расспросы, он отвечал молчанием или односложной фразой.
Через время показалась знакомая изгородь, обвитая диким виноградом. Пройдя сквозь нее, компания оказалась перед воротами, через которые медленно проходили люди.
Дан бросил на Макса недоуменный взгляд.
- Что это значит? – спросил он, всматриваясь в толпу.
- Долго рассказывать, - отстраненно ответил Максим, - пойдем.
Когда они подошли ближе, Дан увидел своего отца, который помогал перейти через открытый портал, и следил, чтобы в очереди был порядок.
- Что ты тут делаешь?! – Дан схватил отца за рубашку и отвел в сторону.
- Дан, мальчик мой, - Ян порывисто обнял сына, после чего отстранив от себя, внимательно осмотрел его. Как-же давно он не видел сына, и теперь сожалел, что был таким упрямым и не сделал первого шага к примирению.
- Все в порядке? - отцовская нежность встревожила Дана. Отец вообще редко проявлял свою любовь, а после того, как он стал помогать Максу, и вовсе перестал обращать на него внимание.
- Мне так жаль, - глаза мужчины заблестели от слез, - так жаль, что столько времени мы не общались. Я считал, что ты предал нас…сможешь ли ты простить меня?
- Я никогда не держал на тебя обиду, - Дана с удивлением наблюдал за отцом, за толпой магов и ведьм, чинно переходящих через портал и пытался понять, что происходит.
- У нас мало времени, - подал голос Максим, - нужно торопиться.
- Ты объяснишь в конце концов в чем дело? – возмущенно проговорил Дан, сверля мага взглядом.
- Здесь небезопасно, после нападения чернокнижниц много погибших, нельзя допустить, чтобы все повторилось, - ответил за Макса Ян.
- Нападение чернокнижниц?! – волна тревоги захлестнула его, и Дан впился взглядом в толпу.
- Максим тебе не рассказал? – растерянно произнес мужчина.
- Да из него слова не вытянешь! – проговорила молчавшая до этого Ольга, - значит было нападение?! Вновь?!Почему ты ничего не сказал?!
- Это что-нибудь изменило? – устало поинтересовался Макс.
- Ты неисправим…- с горечью сказала девушка.
- Где мама? Она уже перешла портал? – спросил Дан, знакомой фигуры в проходящих через ворота людей, он не видел.
Повисло молчание, Макс и Ян переглянулись.
- Почему вы молчите?! - Дан начал терять терпение. Вокруг происходило, что-то странное и тревожное, но никто ничего не объяснял.
- Твоя мама…. – Ян сжал плечо сына и выразительно посмотрел на него. Проговорить «умерла» он был не в силах.
- Как? – упавшим голосом произнес Дан, догадавшись о самом страшном, что могло произойти, и внутри все похолодело, - как ты мог допустить это?! – Дан одернул отцовскую руку и отшатнулся от Яна, как от прокаженного.
- Все произошло очень быстро, - с болью в голосе проговорил Ян, - я не успел…
- Не успел?! – в глазах Дана «стояли» слезы, - а где был ты?! – он резко развернулся к Максу, - тоже не успел?!
- Дан, - Максим прекрасно понимал его чувства, и ему было очень тяжело от того, что нет возможности помочь единственному другу, - мне очень жаль.
- Ненавижу вас! Тебя в особенности! – Дан толкнул Макса в грудь, - столько лет я был рядом, помогая тебе во всем! А ты даже не смог защитить мою мать! Ты…
- Не говори то, о чем будешь жалеть, - спокойно проговорил Макс, хотя внутри у него все разрывалось. Не успел…почему? Как так вышло, что он ничего не смог сделать?
«Это моя вина, и только моя» - с горечью подумал он.
- Ненавижу! – Дан побежал вперед, потом вдруг остановился, и подняв камень, швырнул его вдаль. Осев на землю, он закричал так, что всколыхнулся воздух. Это был крик раненого зверя, крик такого отчаяния и боли, что казалось он разорвет душу и тело напополам.
Максим тихо подошел к нему, и положил руку на его плечо.
Дан не пошевелился, лишь судорожно вздохнул.
К ним подошла Ольга, и сев рядом с Даном, уткнулась ему в плечо. Слов не было, просто хотелось плакать вместе с ним.
Все трое молчали, а позади них, как ни в чем не бывало, ведьмы и маги переходили портал. Лишь на мгновенье останавливаясь, они сочувственно поглядывали в сторону троицы.
- Тебе нужно возвращаться, - тихо проговорил Дан, взглянув на девушку. Молчание стало таким тяжелым, почти ощутимым, но он удивился, как смог проговорить эти несколько слов.
- Может мне стоит задержаться…- начала было Оля, но Дан покачал головой.
- Об этом не может быть и речи, - осипшим от крика голосом, проговорил Дан.
- Но…я не хочу оставлять тебя в таком состоянии, - Ольга взглянула на Максима, он стоял с отрешенным выражением на лице, а глаза подозрительно блестели.
- Я справлюсь, просто…иди, - он помог ей подняться с земли.
- Спасибо тебе за все, - Ольга крепко обняла Дана, - береги себя.
- Прощай, - коротко проговорил Дан, и снова сев на траву, устремил свой взгляд в одну точку.
Она почувствовала, как Максим осторожно взял ее за руку. Повернувшись к нему, Оля сжала в ответ его ладонь.
Они медленно подошли к воротам, рядом с которым стоял Ян.
- Вы в порядке? – тихо спросила Ольга.
- Нет..я мертв, - одними губами ответил мужчина. Его взгляд был устремлен на видневшуюся вдалеке фигуру сына.
- Нужно спешить, - напомнил Максим, подведя Ольгу к порталу.
- Максим, - девушка посмотрела на Яна, он так и стоял, безучастный к происходящему, - ему нужно помочь.
- Послушай, - маг легонько тряхнул ее за плечи, - я обо всем позабочусь.
- А ты? – Ольга вдруг поняла, как ей не хочется уходить. Несколько месяцев назад, она больше всего на свете желала уйти с этого места, а теперь ей хотелось оттянуть время, чтобы побыть рядом с Максимом, помочь Дану и Яну пережить их горе, помочь одолеть чернокнижниц, хоть не представляла, как. Но больше всего ей хотелось обнять этого когда-то самовлюбленного и циничного мага, и потерять счет времени.
- Что со мной будет, - на лице заиграла самодовольная улыбка.
- Я серьезно, - нахмурилась девушка.
- Все будет хорошо, - он взял в ладони ее лицо, - скоро все закончится.
- Уйдем со мной, - Оля сжала руками его плащ, и с мольбой взглянула на Макса.
Он сделал еще один шаг к ней и оказался совсем рядом. Оля почувствовала его теплое дыхание. В груди больно стучало. Глаза Максима неотрывно смотрели в ее собственные. И она не хотела их отводить. Он коснулся рукой ее лица. Так легко и нежно, словно боялся навредить девушке одним лишь своим прикосновением. А потом немного наклонился. Очень медленно. Оля закрыла глаза и в этот миг ощутила прикосновение его губ на своих губах. И среди этого хаоса, страха и боли ей стало спокойно, как никогда. Все исчезло. И если бы только время можно было остановить... Она сильнее прижалась к Максиму, он крепко обнял ее, и, поцеловав в лоб, тихо произнес, едва сдерживаясь, чтобы не уйти следом за ней:
- Постарайся забыть все, как страшный сон, - еле слышно проговорил он
- Не смогу, - обретая дар речи, проговорила девушка. Его прикосновения просто ошеломили ее. И вместе с тем, это было настолько волшебные ощущения, что она не могла сравнить их ни с чем. Это было подобно вулкану, который долгое время спал, и вдруг вспыхнул, яркой и горячей лавой. И когда до нее дошли его последние слова, она не смогла сдержать слезы, - слишком поздно…слишком много всего случилось, чтобы забыть, - с отчаянием запротестовала девушка.
- Прошу тебя, - в его глазах отразилась боль, и он пожалел о сказанных им словах. Вытерев скатывающиеся по ее лицу слезы, маг крепко притянул Ольгу к себе и вновь поцеловал, выразив этим все свое отчаяние.
Девушка едва коснулась руками его плеч, и ответила на поцелуй.
Ощущение того, что она больше не увидит его, было невыносимым. Как же хотелось ослушаться, и остаться здесь, с ним.
Его горячие губы, впитали ее соленые слезы, от чего поцелуй получился горько-сладким.
- Тебе пора, - тихо проговорил Максим.
- Будь осторожен, - проговорила Оля, и медленно направилась к притягивающей синеве портала. Немного помедлив, она обернулась и посмотрела на Максима, пытаясь запомнить его образ.
«Жаль воспоминания нельзя закупорить в бутылки, тогда он всегда был бы рядом», - подумала девушка, протянув руку, она коснулась зеркальной глади, на ощупь она была холодной и вязкой. Вздохнув, Ольга вошла в портал, и синева поглотила ее.
* * *
Оля давно исчезла, а он все так же стоял, наблюдая невидящим взглядом, как в воротах исчезают последние ведьмы. Теперь внутри была черная пустота, краски померкли и стало невыносимо одиноко.
«Ради чего я жил все это время? Ради мести? И что она мне принесла? Отец был прав, по-своему…месть не дает обещанного успокоения, и я похоже проиграл. Я потерял нечто большее», - он горько сожалел, что не пошел тогда с отцом, там, в другом мире его ждало бы счастье, а здесь только боль и одиночество, хотя оставалось немного и исчезнет и это.
- Ты заплатишь за это! – яростный крик ворвался в его мысли, обернувшись Максим увидел группу чернокнижниц во главе с Ирмой.
- А ты думала я просто так отдам тебе на растерзание невинных людей? – Максим с нетерпением ждал их появления, еще немного, и все наконец закончиться.
- Не трогайте его! – казалось Ян больше никогда не произнесет ни слова, все это время он стоял на месте, и ничто не могло сдвинуть его. Но появление тех, кто забрал у него любимую, отрезвили разум и наполнили его силой, - вы больше никого не убьете!
- А как насчет тебя? – Ирма скривила рот в усмешке, и прищурившись подняла руку.
- Ян! – маг подскочил к мужчине, пытаясь прикрыть его, но было поздно, он обмяк в его руках, словно тряпичная кукла, - Ян!
Внезапно на ведьм налетел ворон. Он с остервенением клевал их, одна тут-же лишилась глаз, и прикрыв лицо руками, упала на землю. Птица махала крыльями, цеплялась когтями в волосы и в одежду, лавируя между вспышками огненных и электрических шаров. Это был Дан, и его уже ничего не могло остановить. Такую ярость Макс видел впервые.
- Остановись! Дан прекрати! Они убьют тебя! Дан! - обнаружив, что тщетно взывает к его разуму, Максим выставил ладонь вверх, и дернув рукой перетянул к себе ворона. Птица металась в его руках, пытаясь вырваться, но маг крепко сжал ее, он смотрел ему в глаза, и видел перед собой Дана, единственного друга, который делал для него все, и теперь уже он должен спасти его.
- Ты будешь ненавидеть меня, я знаю, но я должен это сделать. Я многих потерял и тебя терять не хочу. Прими прежний облик и уходи, - но, когда маг отпустил ворона, тот вновь полетел на чернокнижниц.
Вспышка яркого света, и птица, перекувыркнувшись, упала на землю. Но через мгновение, встрепенувшись, ворон взлетел ввысь и спикировал на голову Ирмы, он впился клювом ей в висок. Другие пытались отогнать ее, но птица неотрывно раздирала до крови плоть ненавистной ей ведьмы.
Внезапно порыв ветра взметнул ворона и понес его в сторону от чернокнижниц. Барахтаясь и пытаясь выровнять свой полет, он влетел в портал, и прежде чем тот закрылся, исчез в нем.
- Теперь мы один на один, - тихо проговорил Максим.
- Значит пусть победит сильнейший, - самоуверенно усмехнулась Ирма. Из раны сочилась кровь, но ведьма не обратила на это внимание.
Где-то позади стонала раненая чернокнижница, все также прикрывая ладонями лицо, но никто не спешил ей помочь. Все внимание было приковано к стоящему напротив магу.
- Не в этот раз, - он подошел вплотную к ведьме, - здесь и сейчас не будет ни победителей, ни побежденных. Все кончено, здесь и сейчас…Ubi est sanguis, dolore, quod mors et non vita est. Caelum et terra, sole et luna, ut universis animantibus quae non morietur in aeternum.
- Что? – в глазах Ирмы впервые мелькнул страх.
- Caelum et terra, sole et luna, ut universis animantibus quae non morietur in aeternum! – громче проговорил Макс.
- Что ты делаешь?! – взмахнув рукой, чернокнижница хотела остановить мага, но пошатнулась.
Это дрожала земля, в одно мгновение по ней разошлись глубокие трещины. Большой пласт земли раскололся, и чернокнижницы упали в бездонную яму, их крик поглотил сильный ветер, который нарастал с каждой секундой., и вот он стал такой силы, что мог вырвать дерево с корнем. Разверзшиеся земля, пыль, ветер, темные тени стражников, казалось Максима все это не касается, он крепко стоял на ногах, вновь и вновь проговаривая заклинание. Силы были на исходе, но он не мог позволить себе остановиться. Он впервые почувствовал на губах солоноватый привкус крови, впервые ощутил, как энергия уходит, по капле вытекает, как вода.
Присев на землю, маг достал из кармана черный, блестящий камень. Вдавив его в землю, Макс прикоснулся к камню руками, и снова прошептал заклинание. Столб ослепительно яркого света метнулся вверх, на долю секунд стало темно и тут раздался врыв.
Последнее, что он видел, это «умирающее» солнце у себя над головой, после чего все вновь погрузилось во тьму.
* * *
Давным-давно существовал мир, который был одновременно далек и близок. Мир, в котором жили ведьмы и маги. Сотни ковенов, в которых существовали свои правила и законы. Каждым отдельным ковеном правил свой регент…
Однажды пришел в этот мир маг, который был ошибкой, но разве может быть ошибкой тот, кто родился в любви?
Он захотел обьеденить все ковены в одну общину, но не все были довольны этим решением.
Жажда власти губит каждого, а если это ведьма, тогда жди беды…
Когда-то давно существовал мир, красивый, необычный волшебный…а остался лишь пепел.
Последний из магического мира лежал в его руинах, сжимая черный камень в руках- знак победы над алчностью, ненавистью и жестокостью.

Permission to comment denied
Ты очень большие посты сделала, я только настроилась на месяц чтения твоей книги, а ты за пару дней все выложила))
Чего тянуть резину? Тем более ты уже читала
Но ты же не для меня выкладывала, а чтобы другие люди смогли прочесть и оценить! Просто сохранить внимание под конец при таких больших постах очень трудно. В большинстве я и до середины не дочитываю подобные объемы. Только в случаях необычайной заинтересованности. Надеюсь, другие обитатели блога не столь ленивы)
Извини, Ольга, не смог прочесть, - только пробежался глазами по тексту и заглянул в конец. Просто тема не моя.
Но... Но!
Вспомнилось название статьи В.И. Ленина "Лев Толстой, как зеркало русской революции". И сразу же возникла аллюзия: "Ольга Сидорук, как зеркало крушения Украины и певица болезненных отношений людей с ущемленным самолюбием".
Так всех жалко! Ужас!!!

Cancel call Close ()

Calling...