Share:

" Я не существую. Часть ІІ "

Часть ІІ

***

Неудивительно, что родители оказались против идеи Лили похоронить Аркадия.

Закопать пустой гроб? Перестать его навещать? Забыть о его существовании? А что это изменит? Они будут знать, что он на самом то деле все еще находится в палате. Пусть он не помнит ничего. И, что хуже всего, даже не пытается вспомнить. Его вполне устраивает это «зависшее» существование.

Цинично, но похоронить брата куда легче, чем своего ребенка.

Марина не произнесла это вслух.

Но от собственных мыслей не спрячешься.

Похоронить живого сына – этому не бывать…

***

Лиля крутила в руках наушники. Она вернулась в больницу, чтобы забрать их, как только поняла, что именно она отправила в урну. Они были добыты не очень «чистым» способом. Но это не имело значения. Главное, это была единственная вещь, которая давала хоть какой-то мизер надежды на то, что ещё можно что-то исправить. И она держала её в своих руках. Вот только, что делать дальше?

Кики расхаживал по ее квартире. Он тосковал. Мяукал под каждой дверью, искал своего хозяина.

- Я тоже его ищу, - шептала девушка ему на ухо, прижимая к себе.

Она не видела такого раньше, но, животные тоже умеют плакать…

***

- Сынок… Аркадий, - Вячеслав смотрел на своего сына, но в знакомых чертах уже не находил ничего родного. - Не знаю, как и называть-то тебя.

- Аркадий.

- Аркадий… я понимаю, что ты совсем не помнишь нас. И мы для тебя ничего не значим. Но осталось же в тебе что-то человеческое. Пощади свою мать… Марину. Она уже совсем извелась. Хоть бы за тобою сюда не последовала. Не хочешь её признавать, что ж… Но, хотя бы просто не лепи в лоб: «Я не знаю тебя. Уходи». Позволь ей хоть смотреть на тебя. Молчи, ничего не говори. Просто дай ей быть иногда с тобой рядом, без этих твоих «Я не твой сын». Не произноси этого при ней. Ради всего святого.

-

- Аркадий?

-

- Аркадий?

- Я не обязан это делать.

- Это просто просьба, не указание.

- Зачем люди просят друг друга делать то, что считают правильным?

- Наверное, они думают, что так будет лучше.

- Лучше для них?

- Получается так.

- Так зачем же человеку делать что-то ради другого, не получая от этого никакой выгоды?

- Это делает нас людьми. Мы иногда делаем для других что-то просто так. Безвозмездно. Ей будет просто приятно посидеть возле тебя рядышком. Разве тебе так сложно? Разве в тебе нет простого сочувствия? Она же твоя мать.

- Она мне не мать.

Вячеслав в бессилии опустил глаза. Куда подевался его сын? И кто этот равнодушный человек? Нет. Это уже не его сын.

- Вячеслав.

-

- Вячеслав?

-

- Пусть приходит…

***

Как работает прибор, разобраться было нетрудно. Но сделать это с собою Лиля никак не решалась. Однако она должна была проверить, как действует механизм. И попытаться вернуть «украденное» воспоминание.

Ей хотелось бы забыть лишь одно событие – когда она увидела человека, бывшего когда-то её братом, а он спросил её: «Кто ты? Я тебя не знаю. Уходи».

Но этого забывать было нельзя.

Она должна помнить, зачем делает все это с собой.

Придётся покопаться в прошлом.

Нет, конечно, у неё были свои «неудачные дни», но она быстро вытесняла плохие воспоминания хорошими. Жаль, что этого не умел делать Аркадий…

Она долго сидела перед камерой, пытаясь записать своё «плохое воспоминание». Но, вскоре, дело было закончено. Она даже ухмыльнулась простоте своего выбора. Так, наверное, сделали бы 9 девчонок с 10. Она записала расставание с её первой любовью. Получилось это действительно не очень приятно. Мало того что она опоздала на назначенную с любимым встречу, так ещё, когда она приехала, он уже мило беседовал с другой девушкой, которой назначил свидание на полчаса позже неё, думая «по-быстрому» отделаться от Лили. И когда она к нему подошла, ему ничего другого не оставалось, как представить их друг другу: «Ээээ, Лиля. Это Саша. Эээээ, как бы… Она моя девушка». Такого Лиля уж точно не ожидала. И вместо того чтобы вывести этого ловеласа на чистую воду, она лишь протянула Саше руку, произнесла: «Очень приятно. А я его сестра», и, еле сдерживая слезы, выбежала с кафе. Неприятно было чувствовать, что её «заменили», как пришедшую в непригодность вещь.

Лиля попыталась максимально сконцентрироваться на этом, воспроизвела всю цепочку событий в голове и надела наушники.

Колесико. Щелчок.

Она открыла глаза. Посмотрела на фото её бывшего парня с этой Сашой, предварительно найденное в социальной сети. Она поминала все в мельчайших подробностях.

Ещё раз.

Сконцентрироваться.

Колесико. Щелчок.

Ничего…

Что-то не так.

Лиля записала другое воспоминание.

Процедура повторилась.

Ничего.

С памяти не исчезла ни одна деталь.

Почему они не работают? Сломались, когда лежали в груде мусора? Что-то повредилось ещё при падении в урну? Или она выбирает не те воспоминания?

Что же делать?

- Помоги мне, Аркадий, что же мне теперь делать?

Кики прыгнул ей на колени и тихонько замяукал.

- Кики…

***

- Я думал, ты больше не вернёшься.

- Я пришла к тебе не как к брату. Я пришла за помощью к учёному.

Аркадий, безразлично разглядывающий по обычаю облака за окном, вдруг заинтересовано повернулся к ней.

Лиля внутренне восторжествовала. Хоть что-то может его растормошить.

Она вытащила наушники из сумки.

- Я пыталась стереть у себя воспоминание, но они, видимо, сломались. Ты их изобрёл. Можешь посмотреть, что с ними не так?

Лиля боялась, что Аркадий станет задавать вопросы, мол: «Зачем тебе было это надо?», «Ты все ещё ищешь способ вернуть мне воспоминания?». Но вопросы не последовали. И тут впервые Лиля обрадовалась, что её брату, по большому счету, на это просто наплевать.

Аркадий протянул руку, Лиля отдала ему наушники.

Он вертел их в руках. Лиля достала маленький ящичек с инструментами, найденный в его квартире. Он взял его, открыл боковое отделение и достал отвёртку. Затем начал раскручивать наушники.

- Ты мне ничем не поможешь, - произнёс он Лиле, даже не посмотрев на девушку.

- Ты очень тактичен. Как всегда. - Но она не могла обижаться, она радовалась, увидев за долгое время, что он чем-то увлечён. Пусть это и вещь, через которую и начались все их беды. С ее помощью они теперь могут все и закончится. – Ладно. Зайду завтра.

Он ничего не ответил.

И взгляда, которым он её проводил, она не заметила.

***

Лиля не могла уснуть всю ночь. Она так боялась думать, а вдруг у него получится? Вдруг он сделает так, что прибор сможет возвращать воспоминания? Вдруг это все закончится?

Нет, нельзя тешиться пустыми надеждами.

Спи, Лиля, спи.

Хватит обо всем этом думать.

Она так и не уснула той ночью.

***

Её рука чуть дрожала, когда она открывала дверь его палаты.

Он повернулся посмотреть, кто вошёл.

- Что с тобой?

Ей не удалось до конца скрыть своё волнение.

- Ничего, все в порядке. Плохо спала. Соседи шумели.

- Понятно.

Он отвернулся к окну. И ящичек с инструментами, и наушники лежали аккуратно на тумбочке.

- У тебя… что-нибудь получилось? - Лиля замерла. Только сердце предательски громко билось в груди.

- Нет.

- Нет… – прошептала Лиля.

«Нет».

«Нет».

«Нет».

Его голос эхом пронёсся в её голове.

- Почему? - главное, не терять самообладание.

- Невозможно починить то, что вообще никогда не работало.

- О чём ты?

- Невозможно создать прибор, стирающий воспоминание. Это полная нелепица. Я лишь хотел в этом убедиться. Когда ты его принесла, я на миг засомневался, что это действительно могло случиться. Но нет. Ты пришла к учёному. Вот я тебе на правах учёного и заявляю – это невозможно.

- Но тогда. Как же… Аркадий, что с тобой произошло? Что?

Он смотрел ей в глаза, так похожи на его собственные. Лгать в них было куда трудней, чем обмануть себя.

- Меня просто не существует…

***

Лиля не помнила, как выбежала с палаты, как выбросила в очередной раз эти проклятые наушники. Она их ненавидела. Она бежала подальше от этой больницы, от этой палаты. В руках звенел ящичек с инструментами.

Что ей теперь делать?

Что?

Вдруг она остановилась.

Осознание того, что она упустила один важный момент, настигло её внезапно. Она замерла на середине дороги. Машины ей сигналили. Но она не слышала. Кто-то с водителей что-то кричал. А она стояла, и не могла сдвинуться с места.

Как же так?

Как же так она сразу не обратила на это внимание?

Это такая мелочь. Такой пустяк.

Но, как он мог знать?

И она, что есть силы, побежала обратно, звеня инструментами…

***

- Откуда… ты… знал?

Она ворвалась в палату так неожиданно, задыхаясь, еле произнося слова, что Аркадий даже немного испугался за неё, но виду не подал.

- О чём ты говоришь? - спокойно произнёс он.

- Откуда ты знал, что отвёртка находится в выдвижном отделении слева в этом ящике, почему ты сначала не заглянул внутрь? Почему ты сразу открыл именно эту часть? Ты сделал это осознанно! Ты знал, что отвёртка находится именно в этом месте!

Аркадий замешкался.

- Это чистая случайность.

- Нет! Я не верю в случайности. Тебе не удастся убедить меня в том, что я все себе это надумала. Ты знал, что она именно там! А ты не мог бы знать, если бы действительно ничего не помнил. Аркадий…

Она подошла к нему ближе. Она заметила, как он пытается что-то придумать, выкрутиться. Но было поздно. Он был разоблачён.

- Ты ведь помнишь меня. И себя тоже помнишь. Просто очень сильно хотел забыть. Забыть то, что записал на диски.

Ещё несколько секунд, и они крепко обнимали друг друга и плакали.

- Прости меня, Лиля, я просто… просто хотел…

- Я все понимаю. Все хорошо, брат. Все будет хорошо…

***

Он ждал момента, когда к нему приедут родители. Он знал, будет очень трудно заставить их поверить в то, что он их совсем не помнит. Но главная встреча будет ждать его позже. Они поверят. А вот Лиля… Он altбоялся встретиться с сестрой...

***

Убедить других в своём сумасшествии не так уж трудно, если ты сам в это веришь.

***

Не приходите, мама, папа. Я не хочу делать вам больно. Не приходите. Оставьте меня здесь одного. Вы все ещё надеетесь. Прекрати плакать, мама. Просто прекрати плакать. Когда же у тебя закончатся слезы? Наверное, у матерей они никогда не заканчиваются...

***

Ты так сильно пытаешься. Лиля, я не хочу смотреть вновь эти воспоминания. Я пытаюсь их забыть. Зачем ты мне их возвращаешь, зачем ты хочешь меня спасти?..

***

Я думал, ты их выбросила. А ты пришла с наушниками. С верой, что они и вправду могут вернуть мне воспоминания. Не нужно тешить ее ложными надеждами. Нужно сказать, что это невозможно. Пусть перестанет искать. Лучше бы она меня похоронила…

***

Так больно на неё смотреть. Не спала всю ночь. Соседи мешали. Я вижу, когда ты мне лжёшь, Лиля. Ты ведь моя сестра. Я знаю, почему ты не спала. И какие мысли не давали тебе уснуть. Прости меня, Лиля, за то, что я тебе сейчас скажу…



***

- Я все понимаю. Все хорошо, брат. Все будет хорошо…



Эпилог

- Так, фото на память. Все собрались в кучу. Мама, папа. Аркадий, лови Кики, он сейчас стащит что-то со стола!

Щелчок.

- Вот, теперь у тебя вся квартира будет завешана такими фотографиями.

- Чтобы я помнил, что я натворил?

- Чтобы ты помнил, что мы тебя любим, и поддержим всегда и во всем.

Они праздновали возвращение Аркадия с больницы. Первым делом они выбросили все коробки с дисками.

- Там-то им и место, - промолвила Лиля, выбрасывая последнюю коробку в мусорный ящик. - С сегодняшнего дня начинаем записывать только хорошие воспоминания. Усёк?

- Усёк, усёк, - ухмыльнулся Аркадий.

«Вот он - прибор, стирающий плохие воспоминания, - думал парень, оказавшись в объятиях своих родных. Его ведь уже давным-давно изобрели»…

- Кики! - вскрикнула Лиля. - Таки утащил же себе кусочек со стола!

Все дружно захохотали, наблюдая, как кот замер на месте и смотрит на них с добычей в зубах, не зная, что ему делать – бежать или добровольно сдаться.

- Да ешь, малой, ты тоже заслужил праздник.

Аркадий протянул руку, кот заурчал и начал тереться о неё.

- Я тоже по тебе скучал…

Конец

17.04.17

182674

alt

Permission to comment denied
Ну, тебе надо детективы писать: так отвертку продедуктировать!
Впрочем, нестыковочки, как следствие отсутствия первоначального плана рассказа, конечно, дали себя знать. Кот в 1-й части тоже притворялся, что забыл хозяина после эксперимента с наушниками? И мне кажется, что такого социопата вряд ли сразу отпустили бы из психушки только потому, что он всех вспомнил. Я бы его для опытов оставил.
Ты прав, некоторые моменты остались недоработанными. Я слегка поторопилась выложить рассказ. Я кое-что изменю. На самом деле не было никакого эксперимента, это все его фантазии. Я об этом допишу в его рассуждениях в конце. И да, его не выписывали так сразу. Ведь зачатки шизофрении в моем главном герое явно присутствовали)
В первый раз я не буду тебя хвалить. Ты знаешь все не плохо, но...помнишь ты говорила, что в моих романах все слишком быстро происходит? Похоже я плохо на тебя влияю. Как то все у тебя получилось быстро. Правильно ты сказала, ты поторопилась и недоработала.
Ладно, добавлю немного бальзама) Если брать в целом, то очень даже неплохо)
О, что-то новенькое) Ты меня пожурила)
Но, я ведь даже не претендовала назвать это романом. Это всего лишь короткий рассказ. На другие жанры я пока не способна) Я не хотела несколько десятков страниц мусолить одно и то же, ведь не смогла бы ничего большего выжать с этой идеи. Я добавлю кое-что, конечно, как и говорила Алексу. Но, немного. Лишь несколько деталей, чтобы немного высветлить пару моментов.
Я понимаю. И не говорю, что нужно мусолить. Просто нужно было немного раскрыть всю ситуацию. Совсем чуть чуть.
Хотя, если признаться честно, но это, наверное, впервые, когда мне нравится мой рассказ. Сама не верю, что это говорю) Но, он мне просто нравится, хоть он и далек от совершенства)
Тогда пусть так и остается. Иначе можно испортить.

Cancel call Close ()

Calling...