Share:

Внезапно

121743Вспомнилось почему-то.

Нам с сестрой было по 7 лет, когда дед купил домик в дачном поселке. В первый же хороший дождь выяснилось, что крышу необходимо срочно латать. Приехавшие в выходные родители смастерили из подручного материала лестницу и полезли с кровельным материалом на крышу. Нам с сестрой строго-настрого запретили подходить к лестнице и пытаться залезть на крышу. Собственно говоря, крыша нас вовсе не интересовала, т.к. обозревать окрестности можно было с огромного дуба, стоявшего на поляне сразу за дачным поселком. Об этой возможности и связанных с нею опасностях родители, конечно же, не знали, как впрочем не знали и о многих других проделках, совершенных в описываемом и более старшем возрасте. Но нас интересовал чердак дома, дверца в который была обнаружена в первый же день приезда на дачу, но была недоступна ввиду расположения на внешней стене дома на уровне второго этажа.

Вы когда-нибудь пробовали сдвинуть с места лестницу, изготовленную из подручного материала? Впрочем, в 7 лет мы вряд ли удачно справились бы и с дюралевой лестницей. В общем, незадолго до ужина, когда старшее поколение было занято готовкой шашлыков, лестница свалилась прямо на полюбившуюся бабушке сирень, а родители поняли, что пока мы не попадём на чердак, покоя им не будет. Сирень была благополучно избалена от придавившей её лестницы, а сама лестница приставлена к чердачной двери. Первыми на чердак слазали взрослые, а потом, убедившись в надёжности пола и перекрытий, запустили туда и нас, предварив свой благоразумный поступок нудным инсруктажем о способе безопасного передвижения по лестнице и чердачному настилу.

На чердаче было обнаружено довольно много полезных вещей. Во-первых, топившийся щепками самовар, который хоть и подтекал, но в тот же вечер был опробован, а вкус приготовленого с его помощью чая был признан ни с чем не сравнимым. Во-вторых, ватник с латунными пуговицами со звездой, неоспоримо идентифицированный мною как экипировка танкиста, и вызвавший горькие сожаления, что танкист не позаботился о дополнении его шлемом, который был мне гораздо нужней. В третьих, керосиновая лампа с керосиновой плиткой, опробованные гораздо позднее, только после долгих уговоров раздобыть где-нибудь керосин. И наконец, ...та-дам!... вполне работоспособный проигрыватель с запиленной иглой и набором пластинок к нему, хозяйственно перевязанных крест-накрест шпагатом.

Именно тогда, после прослушивания песни "Враги сожгли родную хату", я впервые услышал от деда вариацию последнего куплета:

"Хмелел солдат, слеза катилась,

играл трофейный патефон,

А на груди его светилась

Медаль "За город Вашингтон"...

Нынче, вроде бы, есть более актуальный вариант:

"Хмелел солдат, слеза катилась,

трофейный жал в руке ай-фон,

А на груди его светилась

Медаль "За город Вашингтон"...

Ну, да, пёс с ним, с Вашингтоном, тем более, что Сhipstone пишет о скорой утрате им лидерских позиций (http://chipstone.livejournal.com/2015/10/29/).

Больше всего мне понравилась тогда песня про журавленка. Журавлей в небе над нашей дачей не наблюдалось, но и стаи той мелочи, что по осени тянулись на юг, наполняли моё детское сердце неизъяснимой грустью.

А вчера вечером я вдруг решил поискать эту песню в интернете. Есть. Любимая песня моего детства добавлена в альбом.

alt

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...