Share:

Сравнение Научной и Сверхнаучной революции

Большинство людей, живших в 17 столетии едва ли подозревали о том, что они живут в поистине переломную эпоху, которую впоследствии назовут периодом смены форматов мышления.
Век Бэкона и Ньютона принёс миру то, что называется наукой в современном смысле этого слова.
Центральным символом новой эры стал открытый Ньютоном закон всемирного тяготения. Открытия Коперника получили окончательное подтверждение и признание. Люди экспериментально узнали о существовании вакуума. Микроскоп и телескоп предъявили человечеству неведомый микромир и раскрыли перед ним бескрайние дали космоса с новыми планетами, спутниками и пятнами на солнце. Были открыты микроорганизмы.
Но основное изменение состояло в отказе от старого подхода познания окружающего мира. Люди обратились от слепой веры (присущей религии) к опыту. И первым, кто возвестил начало новой системы, был Френсис Бэкон.

К чему это я?


Сопоставление фазовых исторических аналогий позволяет заключить, что мы (т.е. человечество) приближаемся к очередной величайшей фазовой революции, по своему масштабу сопоставимой с Научной революцией 17 столетия.
Она олицетворяет не только смену основного способа постижения окружающей реальности, но и смену самого формата мышления.
А именно - Научный формат мышления, господствовавший в мире со времён Коперника, Бэкона и Ньютона и пришедший три с половиной века назад на место религиозному, в свою очередь, сам должен смениться на следующий - ещё более высокий. Его можно назвать Сверхнаучным.


Означает ли всё это вступление в новую фазу постижения природы? Да, бесспорно.
Но по сути речь идёт даже не о познании в строгом смысле слова, а о том, что БОЛЬШЕ и ВЫШЕ самого познания, хотя включает последнее, как необходимую составляющую.
В чём главные отличия?
Как выясняется, они более чем колоссальны.
С точки зрения Сверхнауки мы не познаём окружающую реальность, а сами создаём - программируем её. Таким образом, речь идёт уже не о познании, как отражении имеющегося в сознании субъекта, а об Осуществлении им всего имеющегося. Фактически, именно мы (человечество) являемся “авторами” этого мира, который оказывается “замкнут” на нас. Это отличие содержательное, сущностное.
Оно непосредственно связано с методологическим.
Главным инструментом Сверхнауки выступает не опыт, а математическая экстраполяция. Неизвестное новое открывается не в процессе проверки, а прямо выводится из суммы уже имеющегося (известного). Это новое и является итогом наших осознанных действий.
Иначе говоря, мы заранее предвидим всю череду последующих шагов развития, которые необходимо совершит человечество, как субъект Вселенской эволюции.
И, следовательно, обладаем готовым - ЗАВЕРШЁННЫМ знанием.
Постижение (а вместе с ним - наше мышление) становится прямым, не опосредованным ничем. Отпадает посредствующее звено - опытное условие. Чтобы увидеть новое нам даже не требуется опираться на новый опыт, поскольку информация о неизвестном уже содержится в известном. Мало того, само наше действие и есть опыт, только уже не проверочный, а производящий.
Мы осуществляем простую экстраполяцию качеств, проецируя следующее через отталкивание от предыдущего и продолжение предыдущего, путём операции суммирования (сложения) качеств.
Эмпирическое знание сливается с математическим основанием.
Мы получаем своего рода универсальный "язык развития" - математику, только применимую уже не к количествам, а описывающую любые качественные последовательности.
Ведь всякое следующее отношение в ряду образовано суммой предшествующих.

Посредством Математики Качеств мы не просто "вычисляем" будущее (которое неизбежно) - мы программируем его.
Ибо любое будущее - следующие стадии развития - есть плод наших действий. Следующие шаги развития необходимы и столь же неизбежны, как то, что за цифрой "2" следует цифра "3", а за цифрой "3" обязательно идёт "4". Они отвечают логике накопления - основному закону развития, лежащему в основе времени.
А время невозможно повернуть вспять. Процесс накопления перманентен и происходит в каждую секунду.
В силу этого открываемое нами будущее - это будущее, которое необходимо и придётся осуществить и которое неминуемо состоится. Уклониться от него нельзя - оно всё-равно наступит (хотим мы того или нет, действуем ли в данном направлении или же, напротив, не действуем). Разница тут лишь в одном - в положительном случае мы участвуем в его созидании, а в отрицательном - не участвуем (не причастны развитию).
Собственно, в этом и состоит наш выбор.
Неучастие означает отсутствие нас самих, нашего значения в этом будущем. Участие означает нашу включённость в него. То есть, присутствие.
В любом случае, сам процесс участия в развитии обусловлен нашей свободой выбора и сам является актом свободы.

alt

В плане онтологии Сверхнаука (она же - Осуществление) означает постижение абсолютного, т.е. познание безотносительного и всеобщего. То есть - решает ту задачу, до которой наука в принципе не могла дойти в силу своего относительного (незавершённого) характера. Она даёт ту картину мира, которая не может быть чем либо дополнена в силу окончательности. Вместо процесса познания получается готовое "завершённое знание".
Перед нами УЖЕ ИМЕЕТСЯ ГОТОВАЯ ЭВОЛЮЦИОННАЯ ПРОГРАММА, СОСТОЯЩАЯ ИЗ ЗНАНИЯ ВСЕХ “ШАГОВ” от первого до последнего.
На смену научному анализу и разложению на составляющие приходит синтез - объединение имеющихся фактов в целое.

И вот что любопытно.
Если проводить аналогии с предшествующим циклом, в начале 2020-х гг. мы находимся на самом пороге великого перехода к Третьему (т.е. постнаучному) мышлению.

На это “намекает” ряд признаков.
17 век непосредственно следовал за эпохой Возрождения и великих географических открытий.
Последние хронологически совпадают с появлением первых печатных книг (15 ст.), т.е. величайшей революцией в сфере распространения информации. Чрезвычайно похожей на то, что ещё недавно (в 1990-е-2000-е гг) застало наше поколение.
Если Интернет, как средство распространения информации, можно считать циклическим аналогом книгопечатания, то.
Математика Качеств и постнаучные технологии программирования реальности – аналог научной революции 17-18 вв. Футуроскопия и математическое «заглядывание» в будущее – аналог телескопа и микроскопа, появившихся во времена Галилея – Кеплера – Гука. Проектируемые ныне технологии измерения информации и относительного сравнения качеств – соответствующий циклический аналог первых измерительных приборов (термометр, барометр), появление которых относится к годам жизни Паскаля и Торричелли.

Фазовый барьер – это выход за пределы содержания цикла. И сопутствующая разница в сравнении здесь важна не меньше, чем аналогия.
Точно так же как в 17 столетии человечество научилось измерять физические параметры объектов (температура, давление, точный счёт времени), начав эру точных измерений, в 21 столетии оно
начинает эру измерения качеств. Оно же - проецирование.

Сверхнаучная революция, как и научная 400 лет назад, обязана перешагнуть за ряд фундаментальных онтологических барьеров, характерных для предшествующего периода.
И вот – очередное расширение «рамки».
Возможно ли существование пространства, не заполненного материей?
В 17 столетии человечество познакомилось с вакуумом. В 21-м оно познакомится с внепространственным (сверхпространственным) бытием.
Существование вне протяжения столь же возможно, как и существование «пустого» пространства вне вещества.
Понятие «нулевого» пространства, безотносительного целого, свойства неделимости – со всем этим ещё предстоит познакомиться.
Изобретение микроскопа около 1600 года познакомило учёных с удивительным и прежде неизвестным миром невидимых структур. Аналогичный «прорыв» ожидает и нас, но только уже в обратном смысле.
Не внедрение внутрь объекта, не приближение, увеличение и анализ, а с точностью до наоборот – возможность обозреть и «охватить» вниманием целое.
Не микроскопия, а мАкроскопия.
Макроскопия – это способность объять одним махом и сложить вместе всю совокупность связей, взаимодействий и процессов, составляющих целое.
Способность увидеть и воспринять общее за множеством частных.
Открытию первых микроорганизмов в 17 веке будет соответствовать открытие макроорганизма в настоящем столетии.
А магнетизм? Если первый инклинатор был сделан ещё за 100 лет до Ньютона (чуть ранее великих открытий Гилберта),то, первая электростатическая машина была построена как раз при Ньютоне. Вся современная электротехника так или иначе опирается на магнетизм.
Соответственно, грядущая и наступающая революция сулит выход за грань физики электромагнитных явлений. Мы соприкоснёмся с природой вектора, узнаем удивительные свойства неделимого, постигнем закон неисчерпаемости. Впрочем, означенная “постэлектрическая” физика неразрывно связана с категорией информации.

alt

За всем этим многообразием контрастных подобий нельзя не упомянуть главного и центрального контраста, разительно отличающего научный переворот 17 столетия от Сверхнаучного переворота 21 в.
Наука открыла человечеству строгие законы объективной реальности.
Сверхнаука возвестит открытие законов (а правильнее сказать - всеобщего универсального закона) социального бытия. От познания мира объектов человечество наконец-таки перейдёт к подлинному познанию самого себя.
И всей природы, как части себя.
Детерминизм (закон необходимости) больше не будет считаться основополагающим принципом мироздания. Третье Мышление разоблачает его, как одно из могучих заблуждений, довлевших над размом.
Самопознание - это проецирование собственных действий, т.е. “осуществление”. А проецирование нового и есть претворение в жизнь свободы субъекта.
Природа пронизана субъектным началом, которое её создаёт в процессе становления.
Развитие мироздания = изменение, т.е. постоянное отталкивание от необходимости, преодоление детерминизма свободой.

Кстати, идея прогресса - тоже важная интеллектуальная идея Нового времени. И тут нас также ожидает удивительный парадигмальный “скачок”. Надвигающаяся эпоха идёт дальше - она предлагает то, что больше самого прогресса (хотя и прямо вытекает из него) - идею завершённости.

Разумеется, всё это – аналоги позднего Возрождения, но с поправкой на новый цикл.
Но за периодом положительных открытий следует критический, когда уже открытое новое стремится отринуть опровергнуть старое, чтобы встать на его место.
Научная революция 17 столетия, в свою очередь, предшествовала эпохе Просвещения, ознаменовавшейся полным торжеством светского, рационального и материалистического мышления, критикой религии и ниспровержением авторитета церкви.
Век Ньютона предварял век Вольтера, Руссо, Гольбаха и Ламетри.

Нечто схожее будет и теперь, правда с одной важной поправочкой - предметом критики будет уже не религия, а сама наука, не теологическое, а рациональное.
Параллельно критическому опровержению основ материализма последует и кризис светского общества, предварительные признаки которого, впрочем, хорошо видны уже сегодня.
С какого-то момента Третье мышление будет стремиться уже не дополнить, а опровергнуть Второе (научное), а затем и вовсе освободиться от его контекста, сделавшись самостоятельной силой, не нуждающейся в лишних подпорках.
Однако, вызов прежнему порядку вещей – это не конец, а лишь преддверье победы – момента истинного «перелома».
Век восемнадцатый не просто обладал критическим настроем по отношению к старому. Он предшествовал Великой Французской революции, ознаменовавшейся окончательным торжеством светских (и рациональных) принципов.
Если 17 век положил начало научному подходу, а 18-й подверг сомнению подход предшествующий, до-научный, то 19 век был уже веком безраздельного триумфа науки на всех направлениях.
Подобную же последовательность отношений мы будем наблюдать теперь, только уже касательно Третьего мышления.

Но и это только часть правды. Она не даёт даже приблизительной картины истинного масштаба наступающего переворота. Ведь мы имеем дело не просто с образованием «нового».

На языке диалектического баланса Третье Мышление (т.е.Сверхнаука) замыкает круг развития и воплощает собой завершённость.
Оно даёт представление о конечной цели развития и является способом её достижения. Мы получаем представление о некоем «абсолютном горизонте», к которому стремится эволюция. Последний является аккумулятором всех созидательных действий. Фактически, это точка сборки целого (всего) – синоним абсолютной возможности.
Сознание «абсолютного горизонта» и движение к нему – осевой императив человека Третьего Мышления, вне которого не мыслится вообще ничего.
Но это условие накладывает запрет на инертность. Все действия могут быть только нацеленными, ориентированными на предельную задачу.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...