Share:

Стандартный код Эволюции

alt

Как понять, находимся ли мы на пороге великих перемен, или нет? Грядёт ли вскоре наступление великой новизны, которая перевернёт жизнь в мире? В принципе, ответить на этот вопрос не так уж и сложно. Особенно, если мы умеем "считывать" стандартный ход событий.
А мы это умеем.
Распознать приближающиеся великие (значимые) изменения помогает знание универсального алгоритма развития.

1. Новое начинает формироваться в рамках Старого, внутри которого оно возникает. Но затем -
2. Новое отделяется от Старого. Этот момент и называется "моментом смены" качества. Говоря о нём, мы имеем в виду, что Новое отрицает Старое, т.е.сменяет его (в смысле перехода).
Однако, на третьем шаге, когда переход к новому качеству завершён -
3. Новое соединяется со Старым. По сути - присваивает себе Старое - смешивается с ним. Фактически происходит уподобление Нового Старому.Этот возврат отличается свойством реакции, т.к. происходит совмещение высшего с низшим, когда за "маской" высшего (титульного) свойства скрывается низшее содержание.
4. Наконец, Новое очищается от Старого посредством противоположного соединения с ещё более высоким (третьим) свойством.
Двусторонний баланс олицетворяет включение - включаемое низшее гасится включаемым высшим, которое появляется в качестве уравновешивающего дополнения и, тем самым - становится составной частью баланса.

С этой точки зрения, весь цикл развития качества по отношению к предыдущему качеству, начиная с момента зарождения (внутри предыдущего), проходит через 4 измерения:
1. ОТКРЫВАЮЩЕЕ (ДОПОЛНЯЮЩЕЕ) - когда появляющееся Новое дополняет собой Старое, присутствуя внутри последнего. Это момент зарождения.
2. ЗАКРЫВАЮЩЕЕ - когда созревшее Новое приходит на замену Старому, т.е. "опровергает" и заменяет его.
3. ОБОРОТНОЕ - когда Новое вновь обращается к Старому на уровне реакции. Но концептуально это означает, что Новое отрицает (заменяет) самое себя – подменяет себя иной, теперь уже – частной версией собственного (радикалом).
Главная особенность – утрата целостности. Происходит разложение Нового на собственные производные – части, отдельные версии, «враждующие» друг с другом (версификация).

Фактически же распад (деление) оборачивается трёмя равнозначными последствиями:
А) тем, что Новое уподобляется Старому, т.е. принимает на себя присущие ему свойства и признаки (самоизвращение)
Б) Тем, что исключаемое Старое переносится на высший уровень, т.е. реализуется в высшей интерпретации, но под титульной формой нового (подмена).
С) Тем, что Новое пристрастно приписывает Старому несвойственные ему признаки ради его окончательной дискредитации (подлог).

Как видим, в этом режиме Новое не только опровергает Старое, но и подспудно отрицает само себя, осуществляя самоподмену и порождая тем самым кризис неопределённости.
Фактически, имеет место взаимоотрицание.

Выход из кризиса связан с выходом на четвёртую ступень.

4. ПЕРЕХОДНОЕ - Новое и Старое взаимно переходят друг в друга. Так же как Старое становится составляющим элементом Нового, так и Новое преобразует собой Старое посредством принятия внутрь себя.
Это явление всегда сопровождается сложением и взаимным дополнением всех версий Нового, которые больше не враждуют, а мирно сосуществуют в контексте полноты разнообразия (диверсификация).

На указанном этапе уже частная версия Нового (радикал), носитель неполноты - отрицается универсальным вариантом – дифференцированным Новым, содержащим в себе всё разнообразие проявлений.
При этом, Новое принимает в себя Старое, преображая его.

alt


Как видим, первая ступень предшествует обособлению зарождающегося свойства – её можно назвать эмбриональной, вторая ступень предшествует разложению отделившегося свойства на составляющие версии, третья ступень означает отбор определённой (частной) версии, четвёртая – олицетворяет завершённую полноту, или сумму всех накопленных версий.

Любопытно также, что:
1.На первом шаге Новое присутствует лишь в форме зачатка и служит только дополнением Старого, т.е. Старое является преобладающим (титульным) свойством.
2. На втором шаге Старое присутствует в качестве остатка (рудимента), т.е. предстаёт уже не преобладающим, а рудиментарным свойством, которое по убывающей продолжает соседствовать с нарастающим Новым. Как видим, здесь отношение уже прямо противоположное - Новое преобладает, а Старое находится в арьергардном меньшинстве.
3. На третьем шаге Старое видится полностью исключённым, т.е. полностью поглощено (присвоено) Новым. Но именно это исключение, т.е. радикализация и обеспечивает эффект уподобления вышестоящего свойства его предшественнику.
4. На последнем - четвёртом шаге Старое является составной частью Нового наряду с возникающим третьим свойством.

alt

Следует сказать о ещё одном интересном связанном измерении.

1. На первом шаге рождающееся Новое субординировано по отношению к старому (субординация).
2. На втором шаге Новое и Старое мирно сосуществуют, но совершенно независимы друг от друга (автономия). Несмотря на то, что Старое выглядит отступающим и находится в арьергарде, оно ещё не уничтожено и допускается, как одна из альтернатив.
3. На третьем шаге Новое категорически непримиримо по отношению к Старому (доминирование). Оно воспринимается НЕ КАК ДРУГОЕ, а как точный АНТИПОД Старому. Исключительная монополия Нового говорит о переходе качественного развития в количественное - вступлении в «фанатическую» фазу (радикализация). Новое не просто атакует Старое, а заточено на его полное уничтожение – исключение собой.
В действительности, окончание перехода означает фиксацию победившего свойства – замену качественно роста на количественный (распространение). Развитие сменяется усилением – воспроизведением одного и того же во множестве –обратная сторона «деления».
Победившее свойство «пытается» повсюду навязать себя окружающему, заполнить собой максимальный объём пространства.

4. Напротив, на четвертом шаге количественная интенсивность стареющего «Нового», именно здесь достигающего своей качественной полноты, снижается. Появляются признаки завершенности параллельно с вызреванием следующего качества и нарождающейся альтернативы (скептическая стадия).
На смену усилению приходит ослабление вследствие разбавления основного свойства принимаемыми дополнительными.

Действие универсального алгоритма легко проиллюстрировать на масштабном историческом примере того, как менялись отношения религии и науки.

1. На раннем этапе становления научного мировоззрения (15-17 вв.) научные исследования лишь служили дополнением официальной религиозной трактовки устройства мироздания. Между тем, за редким исключением, даже видные учёные того времени боялись ставить под сомнение основные принципы религии, стараясь, по возможности, согласовать делаемые ими открытия с официальной церковной догмой.
2. На следующем этапе (18-19 вв) наука не просто успешно конкурировала с религией, но стала самостоятельным доминирующим объяснением природы. При этом, научные открытия служили наглядным опровержением различных догматических выдумок, заблуждений и суеверий, присущих предшествующей религиозной картине мира.
Правда, такое победоносное наступление длилось не слишком долго.
3. На третьем этапе ( 20 столетие ) наука сама упирается в предел фундаментальных религиозных проблем, поставленных ранее теологией. Этому способствовали новые революционные открытия - открытие кванта, Большого Взрыва, теории относительности и т.д, которые означали конец классической науки. Одновременно с тем, к 1930-м гг. артикулируются границы познания, что свидетельствует о кризисе научной методологии. Фактически, уже в прошлом столетии совершилось сближение научной проблематики с проблематикой религиозной космологии. При этом является попытка представить науку в качестве буквальной антитезы (зеркального отражения) религии, создать "религиозную науку", которая бы отрицала теологию, но исполняла все функции теологии.
То есть, выделить специальную неклассическую версию научности, не соответствующую основным критериям классического знания. В отдельных случаях (как, например, в случае с появлением «научного атеизма» в большевистском СССР ) официальная «наука» прямо уподобляется религии – утрачивает рациональную беспристрастность, обретает черты культа.
Конфликт с официальной религией уже не сводится к простому опровержению традиционных представлений посредством доказательств. Конфликт этот переходит в стадию войны, ведётся с применением нечестных средств и оборачивается дополнительной попыткой оболгать традиционную религию, демонизировать её роль в человеческой истории, приписать ей сверх того несвойственные негативные черты (подлог ).
Сходные процессы извращения научности с закономерным превращением её в лженаучность в ХХ веке можно было наблюдать и в Советском Союзе, и в фашистской Италии, и в гитлеровской Германии, и в странах Азии ( Китай ), и много где ещё, поэтому можно говорить именно о мировом тренде.
А можно сформулировать ещё шире. Так называемые идеологии были ничем иным, как низведением светского мировосприятия к средневековому религиозному догматизму.
В целом же в ХХ столетии происходят две важные вещи - фактическая вульгаризация науки и кризис научного мировоззрения. На смену предыдущей проблематизации религиозной картины мира приходит уже кризис научной картины мира – когда сама наука оказывается не в силах разрешить поставленные перед ней фундаментальные задачи свойственным ей методом, а констатирует свою предельность. Совершаемые в данный период ( 1914-1989 гг ) научные открытия опровергают и ставят под сомнение сами принципы научности.

4. На четвертом, т.е нынешнем этапе ( после 1989 г ), характеризующимся завершённостью научного мышления, наука и религия уже не образуют строгого противопоставления. Области их задач сливаются. Фундаментальная наука продолжает и усваивает опыт теологической космологии (т.е. развивается в сторону постижения и обоснования исходных первопричин бытия), а теология выходит на новый уровень научного переосмысления собственных базовых постулатов. Но, по сути, речь идёт о формирующейся всеобъемлющей науке, претендующей на предельное, всеполное и абсолютное объяснение мироздания. И при этом, соединяющей в себе на равных правах все возможные разнообразные и альтернативные подходы, версии и модальности научности.
Базовая черта эпохи – наука со своей стороны выходит (наталкивается) на открытие именно того, что составляло и составляет главное содержание религиозной онтологии. И, тем самым, создаёт её второе измерение.
Это взаимное «столкновение» имеет важное последствие – переход в скептическую фазу. Мы, люди начала 21 века, в отличие от предшественников века 20-го, уже не абсолютизируем научность, а относимся к ней куда более трезво и критично. Мы знаем, что научный формат мышления, как и религиозный, имеет свои ограничения во времени и является лишь одним из способов постижения реальности. Мы видим его пределы и понимаем то, что за ними следует.

Самое же интересное состоит в том, что в лоне данной всеисчерпывающей науки, наряду с указанными двумя компонентами, УЖЕ существует встроенный зачаток того Третьего, что, не являясь ни наукой, ни религией, представляет собой основание следующего - третьего (т.е. постнаучного) мышления.
Резонно заметить, что и эволюции последнего предстоит претерпеть тот же стандартный порядок стадий и отношений, которым описывалось рассмотренное только что отношение научного формата мышления к предшествующему формату мышления.

alt

Как видим, всякая новизна (в том числе - и великая) не сваливается внезапно из ниоткуда. Она появляется и постепенно вызревает в контексте существующего - старого. Если мы сегодня наблюдаем её зарождение, то это означает, что революция грядёт достаточно скоро.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...