Share:

Антиуслуги. Новое экономическое рабство

Может ли вещь владеть человеком?
До сих пор подобная постановка вопроса могла иметь место разве что в фантастике.


Можно ли заставить потребителя принудить покупать товары и услуги, которые ему вовсе не нужны и которых он даже не хочет?
Оказывается, вполне можно. И отнюдь не в метафорическом, а в самом что ни на есть прямом смысле.
Постойте! - скажете Вы. Но ведь человек сам решает, что ему покупать!
Казалось бы, это незыблемая аксиома, с которой невозможно спорить.
До недавнего времени так оно и было.
Смысл рыночной экономики и вообще частной собственности состоит в предоставлении индивиду возможности выбирать и приобретать за деньги именно то, что он желает.
Владея каким-либо благом, я стремлюсь извлекать для себя пользу. Приходя в магазин, я выбираю то, что соответствует моим предпочтениям (разумеется, с учетом имеющихся финансовых возможностей). Приходя в кафе или в ресторан, я получаю только ту услугу, какую выбрал в меню.
Так дело обстоит, если речь идет об обычных рыночных отношениях, основанных на взаимной добровольности и договоре.
К сожалению, не все имущественные отношения строятся на простом договоре. Даже в области потребления.

Принуждение к потреблению – вовсе не экзотика, а суровые реалии наших дней.
Человек не может отказаться от приобретения того или иного товара, поскольку его к этому принуждает закон. К примеру, владельцу квартиры нельзя не купить и не установить у себя дома счетчик. Иначе штраф.
Нынешнему российскому дальнобойщику НЕЛЬЗЯ НЕ ПРИОБРЕСТИ и не установить в машине тахограф. Иначе штраф.
При принудительном навязывании той или иной услуги данная услуга фактически превращается в АНТИУСЛУГУ.
Я не могу нечто приобрести по своему выбору. Я обязан это приобрести, за меня это решили другие.Это принцип, прямо противоположный свободному обмену.

Мне представляется, не многие еще поняли, что мы имеем дело с надвигающейся на нас новой экономической реальностью. Надвигается она постепенно, ползучим образом, но верно. И она не имеет никакого отношения не только к свободе рынка, но грозит уничтожить базовые свободы человека.
Внимание. Как называется человек, лишенный права выбирать? Правильно, несвободный. А как называется несвободный человек? Если сказать совсем грубо - он называется рабом. .
Да-да, я не шучу. Речь идет, не много не мало, он наступлении настоящего нового рабства.
Вдумаемся, господа.
Сегодня людей ОБЯЗЫВАЮТ приобретать (разумеется, за свой счет), счетчики воды и газа. Завтра их обяжут устанавливать датчики чистоты воздуха, послезавтра - датчики на собственное тело ( и объяснено это будет неусыпной заботой о здоровье!). Конечно, во всех случаях оплачивать установку и обслуживание устанавливаемых устройств будет обязан сам "владелец". Также нетрудно догадаться, что контроль над централизованными системами обработки данных будет находиться в руках "заботливых" властей. Но Вы большие оптимисты, если думаете, что формирующийся режим тотального слежения - единственное неприятное последствие подобных новаций. Содержание любых технических систем государственного (или глобального) уровня требует дополнительных денег. И уж точно создает повод для их взимания. Отсюда следует ждать появление новых видов обязательных квази-налогов.
Но как быть, если у бедного человека попросту нет денег? Не беда! Придуманная модель обязательного страхования, соединенная с банковским принципом, способна решить проблему настоящего за счет будущего. За несостоятельность человек может отвечать не только всем своим имуществом, но и личной свободой выбора. В конце концов, если ты не способен оплатить навязанную услугу сегодня, то оплатишь завтра. И не просто оплатишь... а с процентами. Правда, и в этом случае решение за тебя примут другие.
Уже в наши дни людей принуждают покупать страховку. Не исключено, что вскоре их обяжут оформлять кредиты. К примеру, ради обеспечения той же обязательной страховки. Или для выплаты неоплаченных штрафов и погашения прежних долгов.
Внедрение подобной практики перспективе это создаст все условия для распространения принудительной банковской кабалы на миллионы жителей планеты. К тому же, несостоятельного человека, обреченного выплачивать кредит до конца дней своих, легко поразить в правах, лишить свободы передвижения, навязать новые дополнительные обременяющие штрафные условия и даже принудить к выполнению обязательных работ.
В сущности, во всех указанных ситуациях будет действовать одно общее правило - индивиду будет предлагаться то, от чего он не вправе отказаться. Готовое решение можно будет только принять.
Как неминуемую данность.

Интересно провести сравнение с реалиями былых эпох.
В советские времена людям запрещалось приобретать определенные категории ценностей (например, средства производства, заводы и т.д.). У них не было права купить, как не было и фактического выбора многих товаров. Надвигающаяся на нас ситуация куда "круче". У человека НЕТ ПРАВА ОТКАЗАТЬСЯ от навязываемого "блага". А это намного более страшный, фундаментальный уровень личной несвободы.
Запрет не иметь куда хуже запрета иметь.
В первом случае человек только не мог владеть желанными вещами, испытывал недостаток в тех или иных благах. Во втором случае "вещь владеет человеком". Сам человек ("владелец") превращается в своего рода приложение к вещи.
В описываемой новой реальности не человек владеет гаджетом, а гаджет "владеет" человеком. Разумеется, это пока только метафора - бенефициаром такого "владения" на первых порах будет являться другой человек - представитель власти, крупного бизнеса, олигархата, монополист-производитель. Впоследствии и это одностороннее отношение станет менее очевидным, т.к, в конечном счете, подчинение носит амбивалентный характер.
Все описанные изменения, как уже было сказано, объединяет одно общее свойство - радикальное сокращение свободы выбора у индивида. Если раньше вещь была желанным источником возможности, то теперь она же делается источником несвободы. Происходит, если можно так выразиться, наступление вещи на человека. Наступление системное и концептуальное.
Материальное условие предлагается индивиду, как нечто необходимое и заранее предопределенное.
Расширение сферы навязываемых условий обратно пропорционально пространству свободы выбора.
Чем больше первое, тем уже второе.
Скованный по рукам и ногам, обязанный соблюдать бесчисленное множество предписаний, фискальных и иных норм, обставленный со всех сторон навязанными «рогатками» и натыкающийся на них на каждом шагу, субъект будет находить себя все более загоняемым в угол.
Но даже обложенный отовсюду, отсканированный, «оцифрованный» и «отформатированный», он будет понимать (быть может, и с ужасом), что это еще не конец.
Финальная точка процесса - сведение самой личности к фиксированной сумме материальных условий.
А человек, привязанный к сумме вещей - это воплощение духовной смерти.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...