Share:

Перспективы России

Нынче снова стали необычайно модными споры об «особом пути» России, о ее необычайной «миссии» и т.д.. Выяснению причин этой грозной тенденции можно посвятить отдельное исследование. Но одна истина представляется несомненной всякому серьезному мыслителю, думающему социологу. Каждый народ, страна, цивилизация –в той или иной степени «заложник» своего уникального пути, это сущая правда. Впрочем, данное правило не отменяет свободы выбора на каждом этапе истории, а также ответственности за сделанный выбор. Ибо заведомо предопределенных путей развития нет. Каждый народ достоин своей судьбы и ответственен за свою судьбу.

Что в этой связи можно сказать о современной России?
Весьма немало, даже для столь сложного дела, как предвидение грядущих перспектив страны. Ибо плоды будущего вырастают из почвы прошлого и настоящего. Поэтому в чем особенно нуждаются последняя, так это в верной оценке и классификации.
Задача исторической социологии –понять какой путь мы прошли и указать точное место, где мы теперь находимся. Это нужно и для того, чтобы узреть, что нас ждет впереди.

В предлагаемом исследовании я попробую дать беспристрастный анализ эволюции российского общества с указанием главнейших судьбоносных «развилок» его исторического пути. Вслед за этим, основываясь на выявленных тенденциях, я попытаюсь обрисовать некоторые контуры вероятного будущего, которые могут косвенно просматриваться в зеркале истории.


СМЕНА ОБЩЕСТВЕННЫХ ДОГОВОРОВ.

alt

Как верно догадался Ж.Ж.Руссо, любая социальная система скрепляется общественным договором. И российский социум не является исключением.

На текущий момент времени, можно с уверенностью утверждать, что новейшая Россия (сложившаяся после 1991 года) за 23 года своего существования успела пройти 3 главных системных фазиса своего развития. Каждый из них характеризовался своим особым типом общественного договора.

Первый, который я называю условно-либеральным или либерально-демократическим (он же- фазис становления и оформления существующего политического строя) продолжался примерно с 1991 по 2001 гг.Для него характерен общественный договор, основанный на формуле «демократические реформы в обмен на терпение в перенесении материальных и экономических невзгод, связанных с переходным периодом», а проще говоря «свобода вместо обладания». В основе предложенной концепции развития лежал «западный выбор» и выраженная провозглашаемая ориентация на западные ценности, принимаемые как во внешней, так и во внутренней политике.
Современный российский строй возникает как антитеза прежнему – советскому, который базировался на подавлении свободы личности и отрицание многих базовых прав и свобод, как то: свободы мнений, права частной собственности, свободы предпринимательской деятельности и т.д. Неудивительно, что в концепцию первого общественного договора и входит дарование именно тех благ, которых был лишен житель России предыдущего времени. Впрочем, расплатой за эти приобретенные блага на первом этапе становится серьезная экономическая нестабильность и существенное падение уровня жизни подавляющего большинства людей.
Если говорить несколько грубо, концепция первого общественного договора, заключенного властью с народом на первые 10 лет современной российской истории, предлагала «свободу в обмен на благополучие», а также жертвовала в пользу свободы относительным социальным равенством.
Первые тревожные признаки исчерпания данной концепции, а точнее –разочарования в ней, не замедлили проявиться уже ко второй половине мрачного 1998 года. К исходу 1990-х гг, на фоне дефолта и внутренней войны (Чечня), нарастание в обществе депрессивных, упаднических настроений выдвигало на повестку дня иное видение насущных задач.

Со вступлением в новое тысячелетие на смену рассмотренному формату общественного договора приходит второй. Я предпочитаю называть его реакционным (хотя некоторые предпочитают название «консервативный». Предложенная идеологема, под знаменем которой страна жила по меньшей мере 14 лет, описывается грубой формулой: «материальное благополучие в обмен на свободу». Таким образом, здесь мы видим принципиальный откат от ценностей и идеалов предыдущего периода. Откат системный и, увы, закономерный.
Формула нового периода более цинична, но зато конкретна. На первом плане- не идеалы, не свобода, не демократия, а потребности насущные, удовлетворению которых власть и общество должны посвятить свои усилия. Зато именно в этом периоде «идею свободы» плавно замещает «идея материального обладания», которая особенно мила и понятна каждому обывателю. Вот почему- вместо реформ- контрреформы, вместо развития политической системы- «замораживание», мечта о стабильности, вместо демократии- «вертикаль власти», отмена выборов (губернаторов) в 2004 г. и т.д.
Нельзя оставить в стороне и объективные показатели. Для рассматриваемого периода были характерны относительно высокие темпы экономического роста, активный приток капиталов в страну, высокий уровень экономического оптимизма, улучшение инвестиционного климата, существенное повышение благосостояния населения по отношению к концу 1990-х гг, продолжавшееся до 2008 года.
Таким образом "консервативный" (или реакционный) общественный договор имел мощное подкрепление в позитивных материальных тенденциях "жирных лет".
По ряду суммировавшихся причин (как внутристсемных, так и внешнеполитических) к 2014 году и этот, ставший привычным, тип общественного договора оказался исчерпанным. Однако, нельзя отрицать, что первые очевидные признаки его «исчерпания» наметились еще раньше, в 2011-2012, даже в 2009-2010 гг, когда общество миновало одну из важных развилок политической эволюции. К внутренним причинам этой развилки следует отнести проявившийся к 2011 г. разочарование как в либеральных ценностях, так и в "низменных" ценностях потребления, усиливающиеся авторитарные тенденции, ярко выраженный запрос населения на архаику, поиск самоидентичности и ностальгия по величественному прошлому страны. К объективным причинам относится также углубляющийся общий кризис и замедление российской экономики, парализованной тисками коррупции и неэффективного политического управления.

В итоге, был предложен третий, самый радикальный тип общественного договора- шовинистический. Если предыдущий общественный договор мы также называли "договором материального обладания", то нынешний вполне может быть еще назван "договором национального самоутверждения". Он выражается в простой формуле: «имперское величие, все остальное- на заднем плане». Заметим, что в разряд «все остальное» входит и экономическая стабильность, и материальное благополучие, и политическая устойчивость, и международная безопасность, и уверенность в завтрашнем дне.
Итак, впервые внимание и энергия общества были старательно перенаправлены с концентрации на внутренних проблемах в сторону заявленных обострившихся внешнеполитических амбиций страны. Фактически же, основным лейтмотивом сделался реваншистский, связанный с претензией на переоценку и передел сложившегося геополитического миропорядка под эгидой имперской идеи и ортодоксального популярного анти-западничества. И наиболее примечательно и любопытно здесь то, что впервые внутренний общественный договор пошел по пути демонстративного одностороннего отрицания международного права, чего не было с 1991 г, ни даже с 1945 ( ! ) г. Это сдвиг знаковый и чрезвычайно глубокий с точки зрения масштаба и длительности системных последствий.

Что должно стоять за ним? Социолог может строить разные прогнозы, взвешивая значение былых и текущих тенденций, фактов и событий. Ведь развитие всякой системы (а общество- это, безусловно, сложная система) подчиняется известным правильным законам, в том числе- законам исторической преемственности. Основы настоящего закладываются в прошлом, основы будущего формируются настоящим.
Диалектик ответит более определенно: мы имеем закономерное завершение цикла политической эволюции новой России –той известной нам России, которая сложилась в 1991 году на руинах СССР. И действительно. Выше рассмотренные три этапа успешно соответствуют алгоритму гегелевской триады. Сегодня на дворе- третий этап, что отчетливо видно. Третий –то есть последний, венчающий, заключительный, синтетический. «А четвертому- не бывать»…в контексте существующей политической парадигмы.

1. Либерально-демократический этап 1990-х –ТЕЗИС
2. Реакционный этап 2000-х – АНТИТЕЗИС
3. Современный, шовинистический (2014-**) – СИНТЕЗ. На нем первая триада и заканчивается. Он подводит черту под целой эрой, под новейшей историей российской государственности, фактически - под всем так называемым постсоветским периодом. Так что мы по-праву пользуемся актуальной возможностью подвести некоторые итоги.

В самом деле, к концу 2014 года мы увидели все признаки объективного завершенного метаисторического «тупика», и с точки зрения внешнеполитического и внутриполитического развития страны (исключение РФ из "Большой Восьмерки", Брисбенский "нокаут" президента Путина). Тупик этот очень опасный уже потому, что действительно воплощает своеобразный предел, отчасти –карикатурный, отчасти - зловещий финал четвертьвекового пути новой России, совершившей полный оборот торжественного самозабвенного отрицания базовых установок, принципов и ценностей (всех без исключения!), под знаменем которых она вступала на этот путь в начале 1990-х гг. Стало быть, говоря языком диалектики, здесь наблюдается апофеоз самоотрицания системы под маской мнимого победного самоутверждения. И главной потерей нынешнего этапа является, собственно, потеря ориентиров развития.

СИЛУЭТ ТУПИКА.


И действительно, третий этап эволюции новейшей России связан с отрицанием практически всех ценностей, которые легли в 1991 году основание современного российского строя. К этим ценностям относится ориентация на Запад, уважение к международному праву, открытость страны, приоритет интересов личности над интересами государства, гуманизм, уважение к другим народам и сложившимся государственным границам. Эти ценности, принятые за основу в начале 1990-х гг. оказываются решительно преданными и отвергнутыми теперь.
Вместе с тем, в полном соответствии с цикличностью и диалектическими законами, осуществилось возвращение к ситуации начала 1990-х на новом уровне. Как известно, современная Россия начиналась с геополитической катастрофы, вызванной распадом предыдущей империи - СССР. Теперь, пройдя через цикл укрепления и наращивания внешнеполитического статуса в 2000-е гг., она вновь возвращается к очередному геополитическому коллапсу, хотя и в ином формате. Системное поражение на внешнеполитической арене реализуется не в виде буквального распада страны (как это было в 1991 г.), а в виде ее изоляции, геополитического, исторического, стратегического и морального краха. Вместе с ним возвращается и нестабильность во всех сферах жизни общества, включая материальную и экономическую. Однако, в отличие от ситуации предыдущего переходного периода, из негативных и регрессивных процессов нынешнего этапа нет того готового выхода, который, при всех издержках, просматривался в предыдущем переходном периоде. Напротив, все решения и компромиссы, которые допускались тогда, оказываются напрочь закрытыми сегодня.

Нет выхода внутри. Нет выхода вовне.
Текущий общественный договор не способен предложить россиянину того уровня свобод, который существовал в начале 1990-х гг. Но при этом он гарантированно отнимает у него тот уровень экономического благополучия, который был достигнут в спокойные 2000-е гг. При этом он не возвращает и того ощущения относительной справедливости, которое имелось в дореволюционном – советском обществе. Напротив, в условиях продолжающегося обнищания народа положение бедных становится еще более бедственным в сравнении с положением богатых.

Текущий общественный договор предает основополагающие ценности и идеалы современной России, не предлагая ничего взамен. Ничего, кроме имитации сомнительного геополитического «величия», равнозначного истинной геополитической катастрофе.
Вовне ситуация представляется не менее тупиковой:


* Россия не может вернуться к нормальным и цивилизованным взаимоотношениям с Западом, т.к. не может открыто признать за собой незаконность содеянного. Запад же не сможет согласиться с тем, что совершенное Россией может быть названо законным.
* Отвергнув Хельсинские соглашения, т.е. в одиночку бросив вызов сложившемуся миропорядку, Россия не может восстановить свой геополитический статус солидной и ответственной державы., признававшийся за ней по крайней мере до марта 2014 года.
* Перейдя «красную черту» (нарушение Хельсинских соглашений) и отрезав пути назад, Россия не может уже изменить сложившийся курс во внутренней и внешней политике. Сделав ставку на экспансионизм, невозможно уже отказаться от этой ставки, особенно в условиях деградирующей экономики и стремительно падающего благосостояния народа.
* Любые попытки ужесточения имперской риторики имеют следствием ужесточение реакции окружающего мира и втягивание в бесперспективное глобальное противостояние с наиболее развитыми и могущественными странами планеты.

В этом смысле, складывающаяся ситуация сегодняшнего дня характеризуется исключительной негибкостью, бескомпромиссностью во всех отношениях. И что особенно плохо, остаются отрезанными варианты внешнеполитической нормализации. Так что к внутреннему тупику добавляется внешнеполитический цугцванг, который, к сожалению, и рискует стать решающим фактором в определении дальнейшего развития страны. Главным осевым противоречием становится противоречие между внутренним устройством страны и ее внешним позиционированием, а также несоответствие геополитический амбиций страны ее действительному (весьма неблестящему) потенциалу.
Какие возможны выходы из этой коллизии?
В сущности, все просматривающиеся исходы не являются обычными и традиционными, т.к. мы констатируем, что «тупик», в котором оказалось российское общество является именно метаисторическим, парадигмальным, цивилизационным.

Самым страшным, если не сказать - ужасным исходом может быть превращение международного внешнеполитического фактора в фактор тотального воздействия, т.е. крупная война, неизбежным следствием которой станет самореализующийся «перескок» страны в принципиально иную системную парадигму (какую- это вопрос открытый), либо ее трагическое исчезновение с исторической сцены.

Анализ социальных тенденций прошлого и настоящего подводит нас к весьма тревожному выводу.
Заключенный в 2014 году "договор" между властью и обществом, поставивший во главу угла идеи архаики, шовинизма и ревизионизма, сколь бы долго он ни просуществовал, не может быть заменен другим в рамках современной России - той России, которая возникла в 1991 году. Для общественной системы он не только закрывает естественные пути развития, но и перекрывает пути к отступлению к прежним позициям. Для нее он является "венчающим" и "закрывающим". Мы даже не можем сказать какой будет Российское государство после него, так как не можем быть в полной мере уверены в том, что после него оно вообще будет существовать. По крайней мере, в нынешнем, "постсоветском" формате.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...