Share:

Производственные отношения будущего

Если оставить за скобками частности, нужно согласиться, что к настоящему моменту человечество успело опробовать три основных способа организации производства, первый из которых относится преимущественно к Первобытной истории, второй- преимущественно к Древности и Средневековью, третий- к Новому времени.
Первобытный человек работал на себя сам. Он был производителем и потребителем своей продукции. Позднее, в эпоху рабовладения возник подневольный труд, на смену которому в капиталистический период свободный труд по соглашению между работником и работодателем. .

Закономерность эволюции, как верно говорится, заключается в том, что все идет от простого к сложному.
В историческом плане последовательность кажется нам очевидной.
Труд на другого человека (включая первую форму такого труда- подневольный рабский труд) выступает более высокой фазой общественных отношений, чем первобытный труд, направленный исключительно на обеспечение и прокормление самого себя.
В свою очередь, свободный наемный труд, который мы наблюдаем при капитализме, выступает более высокой формой труда на другого человека, нежели труд раба. Ему соответствуют и более сложные, продвинутые средства производства, не говоря уже о более глубокой дифференциации профессий.
Если для рабовладения свойственны простые орудия и механизмы, идеально соответствующие способностям раба, то свободный капиталистический труд достигает своего расцвета именно в эпоху машин.

Уже не первое столетие многими мыслителями и социологами ведется дискуссия на тему " что должно придти на смену существующему типу производственных отношений ? ". Строятся различные теории, в том числе- забавные, утопические.
А между тем, для человека, умеющего прибегать к диалектической логике, ответ должен представляться прозрачным.
Ежели на прежнем этапе доминировало прямое насилие над человеком и принуждение его к труду, а на нынешнем наблюдается формальное равенство, то сутью будущего должны стать добровольное дарение и благотворительность.

Более высокой формой труда, чем свободный наемный труд, может являться лишь свободное СЛУЖЕНИЕ- т.е. сознательно осуществляемая добровольная работа человека на других людей вне зависимости от непосредственного материального вознаграждения. Заметим, что здесь имеется в виду сочетание индивидуальной добровольности и благого намерения, что исключает всевозможные варианты подчинения или регламентации, а тем более-прямого принуждения со стороны каких бы то ни было социальных институтов.



НЕОБЫЧНЫЙ СТРОЙ И ЕГО ХАРАКТЕРИСТИКИ.

Очевидно, труд-служение ориентирован на высшие цели бытия человека, не сводимые к сфере его эгоистических экономических потребностей. Очевидно даже, что оставаясь вполне сознательным, он уже должен перешагивать через фундаментальный предел человеческого эгоизма. Но на какие смыслы тогда он должен быть направлен? Надо полагать, на высшие, предельные смыслы бытия, которые не могут быть ограничены областью материальных интересов.

Нельзя оставить в стороне и материальные обстоятельства.
Подобная форма труда представляется возможной лишь в обществе, достигшем неимоверно высокой производительности труда, а если быть еще корректнее -производительности труда, на фоне которой представляются несущественными производственные издержки. Проще говоря, необходимым условием уклада, основанного на Труде-Служении, является технологическая свобода и сверхмощные технологические потенциалы в распоряжении человека, которые немыслимы в наши дни. Стало быть, свободное служение вряд ли стоит относить к индустриальной эпохе (а наша, так называемая постиндустриальная является лишь продолжением той же индустриальной), полный переход к нему связан лишь со вступлением человечества в пост-машинную стадию производства. Материально-технический потенциал данной стадии таков, что субъект может произвести и распространить любую вещь или благо с издержками, стремящимися к нулю. Вследствие этого отпадает потребность в наемном труде, который заменяется свободным созидательным творчеством, направляемым на содействие другим людям и улучшение окружающего мира.

Однако, даже тут возникает ряд роковых вопросов, отнюдь не технических, а нравственных и этических. Могущественные средства производства- это одно. Цели и характер производства- другая сторона медали.
Для чего человеку безвозмездно служить другим, если можно не служить, даже если есть такая возможность? Почему бы эгоистическому существу не направить открывшиеся ему эксклюзивные потенциалы исключительно на укрепление самого себя, скажем, своей политической власти и могущества? Прочему бы не направить их не на служение, а на господство, преобладание над другими, повторное порабощение людей, не на благодеяние, а на подавление? Не исключено, что некоторые представители описываемой будущей эпохи предпочтут второе.

Совершенно понятно, что процесс перехода от современного "общества наемного труда" к грядущему "обществу служения" не будет простым и мягким. Понятно, что на этом пути наметится множество опаснейших отклонений от основного курса, тем более, что старая проторенная дорога привычней. И одним из самых угрожающих отклонений будет соблазнительная попытка возвращения, на новом, еще более страшном уровне, к методам рабовладения.

Учитывая все это, нам следует понять главную формулу.
Служение- категорический антипод рабства и рабовладения во всех аспектах. При рабовладении раб (или крепостной) служит господину поневоле, т.к. подчинен ему насильно. А работает он под угрозой жестоких наказаний, нередко связанных с угрозой жизни и здоровью (расправа, причинение боли, порка, убийство, издевательство).

При истинном свободном служении человек служит другому человеку и обществу от души, по велению своего сердца, то есть совершает благо, прямой противоположностью которого является насилие.

В первом случае труд связан с высшим градусом унижения и подавления личности. Напротив, второй случай, исходит из высшего достоинства последней.
Недаром в военном феодальном обществе безукоризненное служение вассала сеньору рассматривалось как ключевой источник достоинства и личной чести, которые невыразимы в материальных показателях. Прославленная «рыцарская честь» измерялась не количеством денег и не размером владения. Не в меньшей, но в еще большей мере это правило справедливо по отношению к социуму будущего.
В этом смысле служение неправомерно и даже кощунственно смешивать с прислуживанием и любыми формами подневольной службы, от которой человеку бывает нельзя или трудно отказаться.

Служение- есть сознательная добросовестная помощь, труд, направленный не на себя, а на другого / других.
В этом плане качественное различие между "обществом служения" и современным "обществом наемного труда" еще более радикально, нежели дистанция, отделяющая последнее от рабовладельческого и даже от первобытного общества.

СУБЪЕКТ – АНТИЭГОИСТ.

Во всех предыдущих известных нам обществах (и первобытном, и рабовладельческом, и капиталистическом, и даже феодальном) человек работал на поддержание самого себя Даже раб работал на господина потому, что хотел выжить. Над ним не только нависала плеть, но и довлел инстинкт самосохранения, заставляющий его желать есть и пить. Господин же кормил раба, чтобы он мог работать и поддерживать его хозяйство в процветании.


В "обществе служения" человек будет руководствоваться иными приоритетами. И эти приоритеты- не эгоистические, а обратные эгоистическим. Ибо служение альтруистично по определению. Грядущий труд будет альтруистичным по природе. Собственно, такой труд уже нельзя называть и трудом в собственном смысле. Это и не труд в нашем понимании, и не работа, и не самообеспечение.

Деятельность, направленная на извлечение личной индивидуальной пользы – это эпоха труда.
Деятельность, главная задача которой состоит в извлечение взаимной пользы, называется служением.
В эпоху труда (а иной эпохи человечество еще не знало) интересы индивидов могут не совпадать и даже противоречить друг другу. Ведь каждый человек думает прежде всего о себе, своих нуждах, потребностях, личных капризах.
Эпоха служения, напротив, характеризуется однозначностью вектора деятельности субъектов, которые работают не на себя, а служат друг другу. Стало быть, служение- не действие, а содействие, не самообеспечение, а сообеспечение, не работа, а искренняя помощь.
В «Обществе служения» нет конкуренции, ибо принцип содействия отвергает конкуренцию по определению. Здесь человеку не с кем соревноваться, т.к. максимум индивидуальной пользы равняется максимуму общей пользы, и наоборот. В отличие от «трудящегося», «служащий» не мыслит противоречия между собственными задачами и задачами других, потому как они совпадают. Вместо нейтрального баланса «сдержек и противовесов» наблюдается положительный. Миссия служения и составляет главную, идеальную мотивацию, придающая личности подлинное достоинство.

Рискну сказать больше. "Общество служения" -уже не есть общество, социум в строгом смысле и его нельзя понимать лишь в категории трудовых, производственных отношений.. Это нечто большее, чем общество. Это сверхсоциум, который отличается от всей нашей цивилизации не меньше, чем последняя отличается от варварства и дикости. Такой социум подобен огромной семье или мировому братству. В котором каждый чувствует себя активным членом единой семейной корпорации численностью в миллионы душ..

На мой взгляд, было бы великой ошибкой отождествлять грядущее "общество служения" с т.н. утопическим коммунизмом, тем более- социализмом, тем более- историческим социализмом ХХ в., который, в реальности, представлял собой, специфическую историческую модификацию капитализма.


Скажу еще радикальнее. В грядущем "Обществе Служения" я вижу переход уже не к новому укладу, а к надчеловеческой форме жизни. И вместе с тем, также ясно видно, что, обладая многими надчеловеческими свойствами и отрицая многие пороки человеческие (главный из которых - эгоизм), форма эта будет еще человеческой. Но кому же, собственно, предуготовано стать субъектом служения в таком случае?
Здесь можно представить несколько направлений служения:
1) Человек служит человеку (многим людям)
2) Сверхчеловек служит человеку (многим людям)
3) Взаимное служение (содействие) человека и Сверхчеловека, ведущее к тому, что человек поднимается до Сверхчеловеческого уровня и тем самым исполняет свою жизненную миссию..


ПОСЛЕ ПОСЛЕ...

Говорят, предсказание будущего- дело неблагодарное. И тем не менее, я убежден в том, что иногда старательному ученому дано предвидеть не только день завтрашний, но и послезавтрашний.
Проложим свое научное любопытство далее и зададим вопрос: а может ли быть что нибудь за горизонтом самого "общества служения"? Какой способ производственных отношений возможен за ним, после него?
Ответ придется дать такой.
Словосочетание "производственные отношения" уже не уместны на той стадии, о которой мы взялись говорить.Скажу конкретнее.
"Общество служения"- последний исторический уклад, в котором один субъект оказывает услугу другому субъекту, т.е. приносит пользу другому. При данном порядке вещей еще существует разграничение субъектов -акторов служения. Ведь чтобы имелась возможность служить (содействовать), должен существовать субъект, который способен приносить пользу другому субъекту или многим субъектам. Должен быть тот, кто служит и тот, кому служат, и устанавливаемое взаимодействие между ними.
В ситуации, которой предстоит за данным порядком вещей, вообще исчезает способность отделить собственное от не-собственного. Но это не имеет ничего близкого с пресловутым механическим обобществлением, о котором мечтали утописты прошлых эпох. Еще, конечно, можно сказать – мир ждет «возвращение к натуральному хозяйству», но и это определение будет выглядеть довольно беспомощным по отношению к описываемой реальности, которая не умещается в обыденное понимание.
Конечным выходом станет исчезновение грани между частным и общим, индивидуальным и надиндивидуальным, личным и сверхличным. Не только личность и общество сольются друг с другом в "сверхорганическом экстазе". Конечная цель служения- нейтрализация любых различий между частным и целым и отождествление их потенциалов, растворяющихся в Абсолютном Начале. Том, которое выше и личности, и общества, и самой понятийной дихотомии, содержащей данные понятия. Неудивительно, что в контексте Абсолюта мы уже не имеем права говорить о каких-либо "производственных отношениях", собственности, способах потребления, распределения и т.д. И о каких отношениях вообще может идти речь, когда «Я=Иное»? Не можем говорить даже о самом «хозяйстве». Ибо бытие Абсолюта не придерживается каких-либо законов экономики, которым вынужден следовать земной человек.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...