Share:

Отрицательные мемы - черта нашего времени?

В нашу эпоху почему-то очень модно говорить о кризисах. Рассуждения о том, что нечто приходит в упадок, движется к краху, проваливается, деградирует, стремится к неминуемой катастрофе, пользуются огромной популярностью. Эта тенденция находит отражение в названиях современных фильмов, бестселлеров, журнальных и газетных статей.
С упоениям теперь всюду говорят: «Кризис искусства», «кризис культуры», «кризис модерна», «кризис экологии», «кризис потребительского общества» , «кризис демократии», «кризис капитализма», «кризис планеты», «кризис того-сего» и т.д. И даже если с чем-нибудь дело обстоит в относительном порядке и никакого кризиса нет в помине, то его обязательно надо предсказать, напророчить, нарисовать. Таков уж запрос современного мышления. По-видимому, человек наших дней хочет кризиса, бескорыстно любит слово «кризис», а порой испытывает духовное и эстетическое наслаждение от употребления этого звучного термина.
В чем тут дело?- хочется спросить.


Мне кажется, причина этого культурного феномена заключается в непопулярности позитивных мемов и положительных конструкций вообще в современном обществе. Человек эпохи постмодерна привык все подвергать сомнению, при этом ничего не утверждая. Его ментальностью завладел дух отрицания, который прочно поселился в сознании и подсознании.


Но причина не только в этом. Это- скорее следствие.
« О ужас, ужас, ужас! Нас ждет чудовищный небывалый кризис, каких еще не было в истории цивилизации! И никто не видит выхода из него»- любит повторять профессиональный паникер ( в лице известного бородатого российского «экономиста», например). И надо заметить, его отработанные причитания находят отклик в сердцах миллионов. А ведь в приближающемся гуле провозглашаемой им глобальной катастрофы и впрямь есть что-то заманчивое, чарующее, романтическое, особенно для подросткового мышления. И ведь, в самом деле, глобальная катастрофа, надвигающаяся на мир и грозящая всему человечеству, выглядит куда пристойнее, величественнее и романтичнее любой личной мелко-бытовой драмы. Быть участником великого страшного события существенно приятнее для здорового человеческого самолюбия, чем становиться жалкой жертвой серой и однообразной повседневной канители. В конце концов, всякому Ивану Ивановичу или Петру Петровичу, живущему в городе N или даже M, куда лучше мнить себя жертвой великого «Мирового Правительства», пострадавшим от страшного и могучего «масонского заговора», ну или на худой конец- от Глобальной Депрессии, чем осознавать обыкновенной половой тряпкой в ногах какого-нибудь нахрапистого районного чиновника.

Игра со "злом" -эффектный прием. Красочный. Трудно оспаривать тот факт, что монументальные страшилки бывают очень очаровательны. Тут главное, чтобы предмет ужаса не был зауряден. Все прочее- дело техники, над чем с успехом денно и нощно работают "медиа".


Постмодернизм научился превосходно манипулировать неглубокими глубинами человеческой психики и в этом искусстве феерически преуспел. И одним из могущественных средств манипуляции, бесспорно, являются отрицательные мемы. Впрочем, и они не являются большой новостью, а отсылают нас к давно известным, хорошо отработанным приемам языческой поры.

В утешение уместно припомнить славные и оптимистичные слова мудрого царя Соломона: «Пройдет и это». Вечных тенденций не бывает. У любой моды есть срок и границы во времени. Когда-нибудь популярность отрицательных мемов в мире ослабнет и ее место займет запрос на мемы положительные.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...