Share:

Будущее России

Заглянуть в будущее родной страны весьма интересно и небесполезно.
Однако, чтобы понимать будущее изучаемой территории, желательно научиться ориентироваться во времени, в котором живешь, и в пространстве, в котором находишься.
Современная российская государственность, именуемая Российской Федерацией, насчитывает всего 23 года существования. Срок не очень большой, но и далеко не малый даже по историческим меркам –как никак, почти четверть века. А вместе с тем, даже этот период, несмотря на неизменность главного принципа , трудно воспринимать как что-то монолитное. Даже в нем, наряду со случайными незначительными флуктуациями, легко увидеть различные «сезоны» и знаменательные контрасты, выпавшие на срок жизни одного поколения. Своего рода маленькие неоднородности внутри одной большой генеральной однородности.
На сегодняшний день можно с ясностью сказать, что новейшая российская формация, возникшая в 1991 году, прошла в своем развитии 3 основных этапа или, если хотите, три выраженных «сезона»:

1. Этап (сезон) демократических попыток (1991-2001) при внешнеполитической ориентации на Запад


2. Этап (сезон) авторитарного правления при сохранении внешнеполитической ориентации на Запад (2001-2014)


3. Этап (сезон) авторитарного правления при внешнеполитическом противостоянии с Западом (2014-***), в котором сегодня находится Россия.

Можно ли, исходя из этого знания сделать какие-либо выводы относительно будущего страны? Да, можно. Стоит только непредвзято осмыслить известный пройденный 23-летний путь и уразуметь логику произошедших (а также происходящих) изменений, чтобы сквозь мглу пустых догадок увидеть приблизительные смутные контуры грядущих дней. Ведь развитие государства всегда является отражением траектории эволюции общества, даже в тех случаях, когда само общество об этом не подозревает, и тогда когда оно прямо практически не участвует в управлении государством.
Резюме, которое мы способны сделать из всего вышеизложенного, оказывается отнюдь не радужным. За всю четверть века, пронесшуюся с эпохи Перестройки, Россия так и не сумела до конца определиться ни с внутриполитическими приоритетами (каким должно быть общество? Как, при помощи чего оно должно управляться? Что есть социальный идеал? ), ни с внешней ориентацией (какие цивилизации являются образцом для нее? Куда и по какому пути она идет в глобальном контексте?). Пожалуй, не далеки от истины те, кто называют Россию самой спонтанной, непостоянной и непредсказуемой из крупных держав Нового Времени. Действительно, поведение этой страны в новейшие годы столь же экстравагантно и непредсказуемо, как и ее многовековой исторический путь, наполненный немыслимыми колебаниями между различными крайностями. И это, бесспорно, одна из самых характерных, странных слабых черт России. Возможно, уникальная в своем роде.
Стремясь выпасть из очередной крайности и впасть в очередную новую крайность, эта страна способна как бы «теряться» во времени и пространстве, то отступая на века назад, то пытаясь забежать на много веков вперед, то пробуя оригинально совмещать воедино оба противоположные курса. Подобные метания чем-то похожи на хаотические метания шальной мухи около люстры. Но к чему способны привести они крупную 140-миллионную державу в 21 столетии? Этот вопрос заслуживает хорошего анализа. И, надо предупредить, результаты его оказываются довольно любопытными и радикальными.

Складывается впечатление, что именно сейчас Россия находится в зените кризиса идентичности, или на всех парах приближается к нему. В свою очередь, именно безуспешные поиски идентичности толкают ее (в лице руководящей элиты) к совершению все более нелогичных, опасных, авантюристических, абсурдных ходов с далеко идущими в историческом масштабе последствиями. Прежде «скользкие» решения ограничивались областью внутренней политики и внутренней же экономики. Теперь же риски все чаще и чаще выносятся вовне, выходят на высший уровень противоречий, коим, безусловно, является наметившееся противопоставление страны окружающему миру, и в первую очередь ведущим развитым странам. Этим иррациональным противостоянием (спусковым крючком которого послужили революционные события в соседней Украине), как я говорил, открывается третья характерная фаза новейшей истории страны, существующей под флагом «триколора»- она началась совсем недавно, в феврале текущего года. Нужно понимать, что события в Украине оказались только «спусковым крючком» рокового процесса, запущенного в феврале-марте 2014 г. Они выявили главное- чудовищную несостоятельность, фактически- провальность геополитики, проводимой РФ на протяжении многих лет. И это, однако, не самое худшее. Ибо геополитика – лишь верхний пласт «пирога», прикрывающий все остальные. Поэтому в ней же зачастую в неприкрытой очевидности проявляется и верхний предел деградации и государственной системы, и политической психологии правящего класса. Нам же теперь остается предусмотреть конечные следствия зашедшей столь далеко деградации. Прогноз получается весьма неутешительный.

Беспристрастное исследование текущей диспозиции показывает, что дальнейшее усугубление конфронтации с Западом приведет к тому, что конфронтация начнет трансформировать саму форму российской государственности. Как трансформировать? Тут возможны разные варианты. И, как ни парадоксально, один из самых вероятных – соскальзывание страны под «внешнее управление», или, проще говоря – дефолт государственного суверенитета РФ, влекущий с неизбежностью юридический и фактический переход под «внешнее управление» (как это было, например с Японией в конце 1940-х гг или с Египтом в конце 19 в, или, в некоторой степени - с Китаем в начале 20 столетия). Такой исход хотя и не обязателен, но вполне возможен главным образом в случае и в результате «надрыва» политической системы страны, сбрасываемой в пучину хаоса катастрофическими событиями, вроде безумного ввязывания в крупную региональную, тем паче- глобальную войну. Он возможен и в случае очень глубоких экономических потрясений, которые сложившаяся политическая система российского государства не способна выдержать, поскольку они противоречат базовым условиям и установкам ее существования. Наконец, не следует списывать со счетов моральную усталость, слабость и неустойчивость самой правящей элиты, поражаемой многими пороками (включая отсутствие стратегического мышления, элементарную глупость и непоследовательность поведения) и склонной к быстрому перерождению по ситуации.


В истории Российской цивилизации не раз случались великие и резкие повороты. Пожалуй, если верить данным проведенного анализа и футурологической экстраполяции (а это, все-таки прогноз того, чего человек в точности ни знать, ни гарантировать не может), впереди граждан России ждет еще один величайший судьбоносный «поворот», связанный с переходом в новый формат существования. По видимому, начиная с февраля 2014 года мы находимся не только на третьем, но и на самом последнем, заключительном этапе развития той России, которая сложилась после 1991 года (неслучайно ведь число 3 обладает особым метафизическим значением в диалектике), и который с разной степенью обоснованности принято называть «эпохой РФ»,периодом «постсоветской России», фазой «современной демократической России» и т.д. Период, идущий на смену нынешнему (как сказано –заключительному), окажется выходом в принципиально-новое неклассическое состояние. Это будет новая Россия, примерно в такой же степени отличающаяся от современной, как, скажем, современная – от советской, или советская –от царской, или Петровская Русь- от допетровской. Может быть, даже в еще большей мере. Справедливо ли здесь говорить об очередном «цивилизационном переломе», а не только о «скачке» в новую политическую реальность ? Скорее «да», чем «нет».
Другое дело, что, как показывает проведенный анализ качеств, переход к этой неведомой новой действительности (как и в случае с предшествующими «цивилизационными переломами») может оказаться далеко не мягким и носить самые резкие, непредвиденные экзотические, даже- экзальтированные формы. Попробуем осмыслить прогноз.


Что будет представлять из себя Россия под внешним политическим управлением (если, все-таки, до него дойдет)? «Серую зону» на карте мира? Место осуществления всемирного эксперимента? Странную территорию гражданского и цивлизиационного перевоспитания? Специальной «лабораторией», избранной для пилотных испытаний проектируемого Мирового Правительства? Трудно сказать. Просто и однозначно ответить не получится.
Однако, одно можно сказать точно: в первые месяцы и годы вводимого «внешнего управления» это будет проблемная зона с высокой социальной напряженностью и высоким уровнем агрессивности, а также фрустрации дезориентированного общества, испытавшего крах прежних основ политической самоидентичности и коллапс собственной государственной парадигмы. В данной связи здесь будут еще некоторое время сохраняться и удерживаться методы авторитарного правления, т.е. правящая верхушка и народ по-прежнему будут далеки друг от друга. Степень их обособленности может еще расти на фоне вторичного обособления образующегося внешнего наднационального «этажа» власти. Лишь позже (насколько- вот вопрос, на которых трудно ответить) иные методы управления и гражданской самоорганизации постепенно возобладают над старыми. Но какие будут и они, также в точности неизвестно. Быть может, стоит говорить о косвенном или прямом демократическом участии и представительстве народов России в формировании уже не столько национальных, сколько глобальных органов наднациональной власти (Мировой Парламент или нечто вроде него?) и бюрократии .
С учетом сказанного, все надежды будущего периода связаны, конечно, уже не столько с пресловутой печальной судьбой института государственности (показывающего свою шаткость и несостоятельность все более явственно не только здесь, но и во многих других странах мира), сколько с судьбой культуры и культурного наследия, которые, напротив, имеют неплохие шансы послужить источником великого творческого пробуждения и озарения. В эпоху грандиозных перемен и потрясений именно культура стать тем сдерживающим фактором, который спешит компенсировать недостаток в прочих исчезающих обычных сдержках и противовесах.
Вместе с тем, нельзя не оговориться, что формальная рамка «государственности» некоторое время будет сохраняться в том или ином виде (?) по инерции и в силу практической неизбежности, покуда не будет изобретена иная, лучше отвечающая духу времени. Когда-нибудь, она, несомненно, будет преодолена эволюцией социума, что относится к еще более далекой туманной перспективе. Но это уже предмет другого исследования.

Permission to comment denied
Думаю, что нам просто нужно подождать несколько лет, развивая сою промышленность и повышая уровень жизни населения.
На Западе сейчас происходят серьезные изменения и даже ломка, т.к. там народ также утомился от текущего курса в никуда и проблем
Это само собой. Только вот с перспективой развития промышленности и повышения жизненного уровня населения сейчас как раз большая проблема.
Да, с этим сложно спорить.

Cancel call Close ()

Calling...