Share:

Какие средства коммуникации появятся после Интернета?

Известно, что предыдущие два века обогатили человечество такими средствами связи, о которых былые поколения не смели мечтать.
В 19 веке люди научились передавать сообщения со скоростью света и транслировать звук на дальние расстояния по телефонным проводам.
В 20 столетии появилась технология передачи изображения, названная телевидением.
Последним великим изобретением в сфере средств связи, безусловно, следует считать Интернет.
Интересно, что, в отличие от предыдущих изобретений (например, телефона и телевидения), изобретение Интернета не вызвало на свет новой формы передачи данных. Куда правильнее говорить о том, что оно ознаменовало рождение нового универсального способа связи, способного обобщать и интегрировать придуманные до этого каналы информационного сообщения.
Данный признак весьма симптоматичен. Пожалуй, он указывает на то, что Интернет венчает собой перечень средств коммуникации, изобретенных до сих пор человечеством. Интернет – некая универсальная «рамка», куда должны войти (и действительно входят и интегрируются, как ныне видно) все существующие формы и технологии передачи данных, которые смогла породить цивилизация за многотысячелетний период развития. Появившаяся в конце ХХ в. «Глобальная Сеть» - это своего рода подведение знаковой финальной черты под предшествующим огромным путем развития общества.
Отсюда остается сделать трезвый вывод: то н о в о е, что появится после Интернета (если, конечно, оно появится) , должно быть совершенно необычно, необычно со всех точек зрения. Это н о в о е экстраординарное средство коммуникации будет выходить далеко за пределы всех бытовавших вчера и бытующих ныне представлений о средствах коммуникации, их функциях и предназначении.
Попробуем представить: а чем же оно может быть теоретически? В чем же будет заключаться его основная «фишка», т.е. функция? Для того, чтобы ответить на этот интригующий вопрос, хорошо бы выяснить, а какие, собственно, возможные функции остались е щ е н е р а с к р ы т ы м и или не достигнутыми технологическим прогрессом. Что может быть такого, чего пока нет сейчас, но может быть применено когда-нибудь.
Следует ли тут искать аналогии в прошлом? И да и нет.
Скорее всего, буквальные аналогии окажутся, как всегда, бессильными, но вот косвенные- куда продуктивнее и в большей мере отвечают задачам футурологии.
Конечно, самое главное определить, по какому вообще качественному «фарватеру» пойдет дальнейшее развитие средств информационного сообщения.

Первая напрашивающаяся рациональная идея - это мысль о переходе интегративного эффекта в мультипликативный. То есть, если Интернет интегрировал многочисленные имеющиеся формы и способы операций с данными, то грядущая прогнозируемая коммуникационная система, должна преобразовывать получаемые разнохарактерные значения в единый (генеральный) общесистемный поток. Данную технологическую метаморфозу можно сравнить с переходом от конгломерата к новому монолиту, в котором растворены и слиты воедино и «переварены» все качества, которые ранее сосуществовали хотя и вместе, но параллельно друг другу.
Это направление – величественное и впечатляющее, конечно же, не исчерпывает обилия других важных свойств, прогноз и анализ которых требует крайне осторожного подхода и особого внимания. Немаловажно также определить какое именно содержание нужно вкладывать в сущность предсказываемого «мультипликационного эффекта».
С какими аспектами будет сопряжен вышеописанный эффект мультипликации? На какие сферы он будет распространяться и как должен выглядеть? Аспекты и сферы эти, по-видимому, могут оказаться еще удивительнее и фантастичнее, чем она сама.
Трудно усомниться в том, что речь идет о взаимодействии принципиально нового типа, подразумевающем, в том числе- совершенно новые отношения взаимодействующего субъекта (человека?) к веществу, пространству, времени – ни много ни мало - к самым фундаментальным физическим институциям, на которых зиждется мироздание. Отношения эти действительно могут казаться нам фантастичными, невероятными. А вместе с тем, основание их закладывается уже сегодня: достаточно припомнить про универсальные транс-аналоговые свойства «цифры», благодаря которой существует тот же Интернет и вся обширная сфера компьютерных технологий. И разве транс-аналоговость «цифры» - не прокладывание верной дорожки к трансвещественности и трансвещественным технологиям завтрашнего дня? В конечном счете, эмансипация от «аналоговой формы» может вести (и скорее всего поведет) к достижению эмансипации от самого вещества, от буквальной привязки к материальному носителю и пресловутому закону сохранения энергии. А это, в свою очередь, - прямой пролог «реальной виртуальности», новой необыкновенной загадочной действительности, в которой все вещи «и существуют, и не существуют», будучи при этом вполне настоящими, объемными и осязаемыми. Иными словами, имеется в виду слияние виртуального (отображенного) и физического мира в совершенно иной мир (точнее- Сверхмир), весьма далекий от обыденного понимания и привычной нам системы координат. Не виртуальность на картине или экране, а виртуальность, перешагнувшая экран, воплощенная в теле, ставшая телесной. Мир по ту сторону экрана, своего рода «зазеркалье», «заэкранье» не знает тех условий и ограничителей, которыми скована реальность физическая, объективная, но при этом усваивает все положительные свойства последней. А это уже – «ключ» к всемогуществу, к беспредельной, ничем неограниченной свободе манипуляции с объектами. Или…также и субъектами? Если не заодно, то в еще более далекой перспективе- вполне не исключено.


У этой ситуации есть еще одна, не менее заманчивая многообещающая сторона.
«Цифра», как известно, - носитель дуалистического начала, начала полярного, разъединяющего. Двоичная схема кодирования потому и оказалась столь успешной и практичной, что в чем-то сродни аналитическому аппарату формальной человеческой логики, разлагающей явления мира на причины и следствия. Однако, нельзя не предвидеть наступления того момента, когда на смену аналитической двоичной схеме придет, наконец, синтетическая троичная, обладающая качеством абсолютного совершенства. Очевидно, проявленные возможности ее будут адресованы к высшему типу взаимодействия с Природой. Следует думать, что ее опции должны быть адресованы к тому уровню, который предполагает некий синтез обоих компонентов – цифрового и аналогового. Это свойство, опять таки, отсылает нас к упомянутой уже «реальной виртуальности» и «волшебному» сверхфизическому миру «без границ и условий». Вероятно, аналоговое начало будет воспроизводиться уже в виде буквальной материализации, т.е. записи, сохранению и воспроизведению подлежат не один лишь сигнал, как прежде, а объемные предметы (как тут не вспомнить про «ноу-хау» нашего дня – 3d принтеры, способные распечатывать целые дома, мебель и т.п.?). Отдельный вопрос, насколько вообще субъекту. прогнозируемой эпохи будут нужны в повседневной жизни какие-либо вещи и орудия. Практическая польза от них присуща той ступени цивилизации, на которой находимся мы. Но следует ли абсолютизировать значение вещей, представлять его априорным? Едва ли.
Следующий способ взаимодействия субъекта с миром состоит в освобождении от естественного предметного восприятия, к которому в ходе длительной эволюции биологических сенсоров (зрения, слух, нервы, тактильные ощущения) приноровились и животные, и человек. Воспринимать предметы можно не только такими, какими они есть в данный момент в данном месте, т.е. такими, какими мы их видим всегда. За восприятием преходящей реальности открывается великая и таинственная область восприятия вечного (вневременного), за восприятием и лицезрением отдельных предметов- непосредственное восприятие того, что стоит за всеми предметами вместе взятыми. Ибо все вещи, как ограниченные конечные сущности, лимитированные во времени и пространстве - лишь ссылки на главный Источник, пребывающий над временем и пространством.
Транс-предметное восприятие –для порядка назовем его трансцендентальным - кажется вполне закономерным на стадии Природы, идущей на смену homo sapiens. Мы имеем веские причины предвидеть его появление в контексте постгуманистической перспективы, которая светит роду человеческому.
Если, как сказано, трансцендентальное восприятие пренебрегает поверхностной частностью отдельных вещей ( в отличие от их глубинной сущности и первоначального скрытого смысла) и ориентировано на высший, не относительный контур обобщения информации о Вселенной, весьма трудно отыскать обстоятельства, которые могут обуславливать его. Возможно, сначала таким остающимся обстоятельством будет являться пространство, в котором проявляются все вещи. Впрочем, и это условие может быть снято, ибо транспредметность в сущности своей противоположна пространственности, как носителю размерности, расстояний, дислокации, форм, ограничений.
Завершить прогноз уместно следующим важным резюме, расставляющим акценты над всем сказанным. Грядущие за Интернетом (после Интернета) формы коммуникации на деле являются чем- то большим чем формами коммуникации в привычном смысле этого понятия. Конечно же, данное формальное понятие становится слишком тесным, даже неуклюжим для обозначения тех систем и способов взаимодействия, на которые я попробовал пролить свет в предыдущем изложении. Понятие «взаимодействие» намного шире термина «коммуникация», и потому точнее отображает сущность предвидимых явлений. Однако, не грех вспомнить, что и у этого весьма пространного понятия также есть дальние пределы, если смотреть на него под определенным углом.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...