Share:

Пульсация КУЛЬТА ЛИЧНОСТИ в контексте Российской истории

Как известно, интенсивность запроса на «преклонение» перед персоной правителя нестабильна и меняется от эпохи к эпохе.
В некоторые периоды общество той или иной страны бывает объято идеей культа личности главной персоны государства («вождя», «великого кормчего», «гения всех времен и народов»). В глазах населения сама держава тогда отождествляется в значительной степени с данной персоной, имя которой подлежит безмерно почитать, восхвалять, славить, произносить и упоминать на каждом перекрестке; все остальное кажется вторичным, сопутствующим.
Но вот, облетает листва, меняется эпоха, и народ уже не так относится к своим правителям, со священным восторгом, трепетом и былым пиитетом. От них не остается и следа, или … только маленький стыдливый след. Ментальные приоритеты смещаются –веление духа времени. Правитель ассоциируется все более не с «великим вождем», «властителем» и «гением», а с самым обычным человеком, волею судьбы оказавшимся у государственного руля, или, хуже того- со случайной, «серой» технической фигурой. Болезнь «вождизма» проходит, как страшный сон, как безумие или наваждение, или лихорадка … до времени, чтобы неожиданно возродиться на новом витке истории, в новом контексте и новом модернизированном обличии.
Что ж. Сказано -важный урок для историка и социолога, исследующего «пульсацию» обществ, культур, цивилизаций.

Меняющийся «градус» культа личности, связанного с «первым лицом государства», легко замерить, например, вычислив частоту упоминаний имени правителя в общем массиве печатных источников, издававшихся по годам. Ее то, пожалуй, и следует признать главным показателем степени персонификации государства, т.е. уровень культа персоны первого лица.
Согласившись с этим выводом, решил осуществить такой контент-анализ, в целях получения одного из элементов исторической «кардиограммы» менталитета российского общества, суммировав относительную частоту упоминаний всех правителей СССР и России после 1917 г. за сроки их правления.
(анализу подвергся массив печатных источников, вышедших после ноября 1917 года).
И получил «культограмму личности» правителей, выраженную в следующем наглядном графике:

alt

Из приведенного графика следует, что первый всплеск «вождизма» имеет отношение к послереволюционному периоду 1917-1953 гг, т.е. к эпохам правления В.И.Ленина и И.В. Сталина. Данная волна, соответствующая «пику тоталитаризма» и «пику диктатуры» в СССР, развивалась по нарастающей в течение 35 лет, и резко обрывается в 1953 году, со смертью И.В. Сталина.

alt

Примечательно, что последующее 35-летние ознаменовано весьма низкой степенью персонификации государства, т.е. внимание к личности правителя было довольно слабым и носило скорее технический характер и в Хрущевскую (1953-1964), и в Брежневскую (1964-1982) эпохи, примерно вплоть до 1986 года. Несмотря на сохранявшийся тоталитарный режим, частота упоминаний имени и фамилии «первого лица» в массиве публиковавшихся печатных источников, на удивление, довольно низка (см. первую диаграмму), в сравнении с частотой упоминания собственно государственных институтов, правительственных, партийных и иных официальных учреждений, декларируемое уважение и пристальное внимание к которым оставались, напротив, достаточно высокими. Можно подумать, что за эти годы происходило «угасание» выраженного «монархического синдрома», характерного для Ленинского и Сталинского режима .

Как ни странно, но действительный «поворот» к культу личности в России, отражаемому в СМИ, намечается к концу эпохи М.С. Горбачева, т.е. к фазису бурных демократических перемен, на который приходится распад Советского государства и становление современной России. С тех пор внимание собственно к личности главы страны продолжает неуклонно возрастать на протяжении эпохи Б.Н. Ельцина и В.В. Путина, что совпадает с деградацией интереса и внимания народа, а также СМИ к государственным институтам и прочим учреждениям (признак неверия в роль и значимость этих институтов?). Первую стадию этого «всплеска» культа персонификации, конечно, можно теоретически связать с появлением энергичных, ярких запоминающихся персон реформаторов, возглавивших демократические преобразования и резко выделявшихся на фоне однообразно-официозных деятелей позднее-советской поры. Однако, контент-данные за последующие пост-реформенные годы заставляют всерьез полагать, что тут мы имеем дело с более глубокими долговременными причинами цивилизационного плана. С причинами, касающимися диалектической цикличности ментальности, и в данном случае - ментальности российского общества. Возрастание болезненного запроса на «культ личности» в 1990-е, 2000-е и 2010-е гг может быть обусловлено несколькими фундаментальными факторами новейшего времени, к числу которых можно приписать:


1) Сравнительную инфантилизацию населения (отсюда- желание видеть в лидере нации заботливого мудрого «Папу», который один решит все проблемы «большой семьи»)


2) Рост социальной пассивности, безответственности (возлагание надежд на «доброго царя»- «справедливого», «всезнающего» и «всемогущего»)


3) Неверие в государство как базовый институт и попытка свести его функции к единичной персоне; девальвация понятия государственной системы в сознании людей.


4) Общая усталость, вялость, уныние, перманентная депрессивность. Неверие народа в собственные силы (неверие в себя, в гражданское общество).


5) Политическая дезориентация. Кризис путей развития, кризис идентичности.


6) Архаизация сознания. «Патриархальный синдром».

alt

Как показательный симптоматичный пример архаизации и прогрессирования мифологической вождистской ментальности на уровне ретро-рефлексии можно принять динамику упоминаний фигуры И.В. Сталина за после-сталинский период, и других лидеров советской и царской России (в меньшей степени)- генеральных секретарей, государей императоров, царей, князей. Если понимать историю как «политику, обращенную в прошлое», то все эти факты также говорят о ползучей инфантилизации и патриархализации сознания россиян.

alt

Причем, как следует из данных проведенного мной ретроспективного контент-анализа, пейзаж историко-политического сознания 2000 года отличался большим присутствием, а также большей выраженностью патриархальных и архаичных элементов, нежели историко-политическое сознание 1990 г., а сознание 2010 г. продвинулось вперед по этому показателю еще сильнее.
Культурные «штампы», образы, стереотипы «дремучего» прошлого восстают, порой, в очень примитивных, грубых, плоских, шаблонных трактовках. Это легко видеть по стилю и содержанию многих новейших исторических фильмов, отечественных сериалов, популярных литературных эпических произведений и шоу -программ, в значительной степени пронизанных духом псевдо-крепостного мышления, подросткового максимализма, застоя и ретроградства.

ПРОГНОЗ:
Между тем, знание неумолимых закономерностей развития (нелинейных, диалектических и иных) позволяют предвидеть, что следующий фазис в эволюции российского социума (сроки наступления которого, однако, невозможно вычислить с точностью) будет характеризоваться принципиально иными чертами, а именно: отходом от «культа личности», отказом от преобладающего ныне инфантильного персонификационного политического мышления, развитием системного социологического мышления. Возможно, именно тогда пресловутый архаичный традиционный «вождизм» окончательно сойдет со сцены политических реалий, навсегда уйдя в историю.

Permission to comment denied
Интересные графики.

Cancel call Close ()

Calling...