Share:

О взглядах на Время

Каждая эпоха относится к категории времени по-особому. У древних людей было свое восприятие времени, а также отношение к нему, существенно отличающееся от современного. Для представителя Античной эпохи, например, ход истории (человеческой и природной) виделся циклическим круговращением, по аналогии с регулярной сменой лет и зим, дней и ночей.


Для христианской европейской цивилизации, которой суждено было придти на смену угасающему языческому Греко-римскому миру, поглощаемому наступающими варварскими племенами, оказалось свойственно принципиально другое восприятие «хроноса». Именно оно и легло в основу современного хронологического сознания, которое можно с полным правом назвать линейным.
«Среди народов Запада немцы стали изобретателями механических часов, этого жуткого символа убегающего времени, чей бой, звучащий днем и ночью с бесчисленных башен (церквей, соборов, городских ратуш- прим.) Западной Европы есть, пожалуй, самое мощное выражение того, на что вообще способно историческое мироощущение»- написал Освальд Шпенглер в знаменитой работе «Закат Европы», увидевшей свет в 1918 году.
В проведенном в данной работе сравнительном культурологическом анализе Шпенглер обратил внимание на то, что людей Античного периода проблема «убегающего» времени мало трогала, всерьез почти не интересовала. Возможно, именно поэтому конструкция механических часов с колесами была изобретена лишь около 1000 года новой эры аббатом Гербертом (будущим папой Сильвестром Вторым), а башенные часы появились примерно в 1200 году в Германии. Но лишь спустя еще четыре с половиной столетия появляются более точные и правильно идущие часы с маятником (маятниковые часы Х.Гюйгенса). А сегодня точнейшие измерения производятся при помощи уже не механических, ядерных и кварцевых часов.
«Стрела» направленная из прошлого в будущее- таково современное ощущение времени, унаследованное от Средневековья. С одной стороны, это линейное векторное ощущение максимально соответствует восприятию прогресса и восходящих изменений, к которым мы все более чутки и внимательны. С другой стороны, оно имманентно духу исторического Христианства и христианской эсхатологии и прекрасно соотносится с идеей «начала» и «конца» света. «Если время- вектор, то у векторного движения должна быть конечная цель»- столь простая и незатейливая мысль легко усваивается человеческим сознанием.


Некоторые существенные поправки в данную простую схему внесли в ХХ веке теоретические открытия Альберта Эйнштейна и созданная им парадигма релятивизма. Они касались прежде всего менталитета ученого сообщества, в меньшей степени отразились на повседневном сознании, хотя и способствовали его деформации и сказались на массовой культуре, идеологии и художественной литературе, главным образом- научно-фантастического толка.
Может быть они знаменуют собой начинающийся отказ от средневековой линейной модели хроновосприятия, который раньше или позже должен был состояться в силу интеллектуального прогресса? Да, отчасти так и есть. И это обстоятельство не должно вводить нас в изумление.


Мышление динамично, не стоит на одном месте. Так же как восприятие людей текущего дня отличается от восприятия античного, древнеегипетского или первобытного, так и ощущение времени, которому будут привержены просвещенные люди будущих периодов, окажется существенно отличным от сегодняшнего; от того, которым в течение тысячелетия жил человек Средневековья, Новой и Новейшей эпох.


Что ж, попробуем заранее заглянуть из 2013 года в грядущее и поинтересуемся: какое же восприятие восторжествует, приходя на смену привычному восприятию линейного времени? Ответить на этот интригующий вопрос поможет учет известных непроизвольных формул диалектики и общий закон "Математики Качеств".
Применив их и проанализировав полученные результаты, я пришел к выводу, что грядущее хроновосприятие, непосредственно следующее за господствующим ныне, должно «держаться» на следующих составляющих, «опорных пунктах» или ипостасях.

1. Во-первых, в систему хронологических представлений будет вновь внесен, хотя и на качественно новом уровне, хорошо выраженный циклический компонент. Здесь мы видим как бы «отражение» античных и древних воззрений о дуализме развития, возвращение к старому, к теориям замкнутости, цикличности. Однако, на этот раз, взору Разума в виде великого цикла будет предъявлена в величественной завершенной проекции уже вся история мироздания, от сотворения мира (Большой Взрыв) до финала его физического существования. В контексте данной модели эволюционное время Вселенной есть ничто иное, как гигантская «дуга» одного колоссального цикла, начало которого совпадает с началом «хроноса», а конец- с его прекращением. Мало того, начало Вселенной неким, неклассическим способом смыкается с «концом», так что модель эволюции обретает целостность и единство.

2. Во-вторых, будут наконец-то постигнуты источник и назначение векторного характера времени, его наблюдаемая однонаправленность получит научное (сверхнаучное) объяснение, одинаково удовлетворяющее естественно-рациональные познавательные и эсхатологические, а также телеологические запросы думающего человека.

3.В третьих, самой категории времени будут найдены место и участь в более обширной системе абсолютного, надвременного континуума бытия, соотносимые с конструктами вневременного содержания. Проще говоря, человек сможет понять каким образом, по какой схеме, временное, преходящее «переходит» в так называемое «вечное», непреходящее, какие взаимодействия их связывают, «примиряют».

alt

Перечисленные монументальные параметры грядущего хроновосприятия дают подсказку, что оно имеет справедливую претензию оказаться последним жестким типом хроновосприятия из серии претерпеваемых Разумом в продолжение интеллектуального движения от локального ко всеобъемлющему. Потому как достигнув лицезрения предельной всеобъемлющей все исчерпывающей формулы, невозможно желать лучшей; можно только заняться проблемой применения уже выведенной.
В последнем случае правомерно говорить об указании «горизонтов» самому времени, о задании ему пределов, внутри которых оно существует, и за которыми- его «власть» уже не действует. Ибо «власть» времени –строгого «господина» безудержного непостоянства и разрушения - не является ни абсолютной, ни безраздельной. Это положение заслуживает особого внимания хотя бы потому, что знание его будет составлять один из краеугольных пунктов «картины мира» человека будущего.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...