Share:

"Тайны" постденежной эры (футурологический прогноз)

«Ничто не вечно под сиянием лунным»-красноречиво сказано поэтом, которому любят вторить и господа философы. И это выражение справедливо ко многому, к которому, правда, не принадлежит сама Вечность.
Некоторые полагают, что гениальные изобретения не имеют срока годности и потому живут бессрочно.
Но вечны ли деньги? –этот вопрос задавался не раз, и различные экономисты, политики, писатели, мечтатели-утописты разных эпох предпочитали отвечать на него неодинаково.
Как ни странно, до сих пор существует категория интеллектуалов, которые склоняются к смелой искренней мысли, что эра денег не может пройти никогда, поскольку никогда не будет придуман инструмент, способный служить альтернативой деньгам.


И в самом деле, около 3 тысячелетий такой альтернативы, как и замены другим гениальным «бессмертным» изобретениям, вроде колеса и повозки, действительно не находится. Однако, это замечание еще не говорит о том, что она не может появиться ни при каких условиях. Согласитесь, высказанная мной мысль не столько оригинальна, сколько последовательна с диалектической точки зрения.
Мы живем в очень изменчивом, трансформирующемся мире появляющихся и исчезающих явлений. Правда, одни явления приходят на мир, другие –чтобы задержаться в нем надолго, третьи –на очень долго, третьи-почти навсегда. Почти... Но и в том, и в другом, и в третьем, и даже в четвертом случае действует неумолимый Закон Преходящего. Что родилось когда-то, вступает в нашу реальность на срок, дабы так же когда-нибудь исчезнуть, попав на мемориальные страницы Истории. «Бесследно» не скажу. Нет, вовсе не бесследно.
Первобытное общество не знало денег, но знало товары. А обезьяна? Она не знала ни товаров, ни денег. Чем же она распоряжалась? Только своим гибким белковым телом, терзаемым жаждой, голодом, инстинктами и вожделениями. Впрочем, как амеба и инфузория. А камень? А кристалл? А молекула? А атом? А протон? А кварк? Да, как ни парадоксально, у них вы не найдете и этой естественной потенции… Пройдемся же в обратном направлении.


Итак, сделаем маленький беглый обзор великого прогресса.
Обезьяна распоряжается только телом.
Первобытный кроманьонец распоряжался телом, но сверх этого создавал вещи и владел ими.
Современный homo sapiens управляет одновременно своей драгоценной чувствующей плотью, вещами и деньгами. Таковы три очевидных контура его «экономического бытия» в самом широком понимании этого словосочетания. Причем, лишь первый- чувствующая, дышащая белковая плоть, неизменно жаждущая воздуха, пищи, воды и счастливого продолжения самой себя в размножении- заимствован от животных. Два других –порождения «второй Природы».


Товар и деньги – это два дополнительные «пласта» энергии, которые вырастают над энергией человеческой плоти, чтобы исполнять и восполнять функции, которые не могут исполняться плотью. Предназначением того и другого является искусственное сбережение, аккумуляция и умножение энергии, которой хочет воспользоваться Разум.


Вещь, специализирующаяся на конкретной функции, гарантирует, обеспечивает выполнение тех действий, на которые не способен голый организм сам по себе, либо которые требуют слишком больших энергетических затрат, компенсируемых соответствующим орудием, механизмом или машиной. Наглядный буквальный пример: нагое тело быстро теряет тепло, тогда как тело, прикрытое одеждой, сберегает тепловую энергию организма.
В деньгах, возникших много позже товаров –можно созерцать универсальный носитель и общепризнанное мерило ценности всех вещей и услуг, сиречь унифицированный носитель хозяйственной энергии цивилизации. Восходя от древнейшего товарного (бартерного) обмена к денежному посреднику, или к современной модели отношений, человечество совершало очередной акт экономии и умножения энергии посредством высвобождения порции свободного времени вследствие разведения операций, упрощения и рационализации метаболических процессов в хозяйственном «теле» Антропосферы. К тому же известно, что введение любого посредника, упорядочивающего взаимосвязи, всегда обусловлено запросом на снижение издержек, нейтрализацию тех или иных лишних неудобств. Но нельзя забывать и того немаловажного обстоятельства, что всякое вводимое посредническое звено, хотя и упраздняет определенные издержки, снимает некоторые неудобства, всегда выступает носителем определенных транзакционных издержек, которые дают о себе знать, какими бы мизерными они ни являлись.


Тут, однако, уместен теоретический вопрос, исходящий и напрашивающийся из знания диалектических законов: а не может ли быть создан универсальный товар , который, как и в далеком прошлом, смог бы эффективно и непринужденно справляться с современной функцией денег, в свою очередь, нейтрализуя транзакционные издержки посредника, то есть сохраняя в целости его полезную функцию, но изживая совершенно лишнюю, ненужную дисфункцию?
Да, может. В том случае, если этим «товаром» является ТЕХНОЛОГИЯ – неинертный «активный продукт», являющийся средством производства других продуктов (материальных благ или услуг). И именно ей то- Госпоже ЧИСТОЙ ТЕХНОЛОГИИ (значение данного водимого термина я раскрою чуть ниже), властно устремляющейся к абсолютной самодовлеющей универсальности (апофеозом которой, по-видимому должен оказаться прогнозируемый глобальный Искусственный Интеллект), саморазвитию, а также- самоподдержанию - и суждено заместить и вытеснить в грядущем многообразные инструменты финансового посредничества.
Впрочем, постепенно производство новых денег все более и более приобретает черты технократической операции. Это- характерное свойство наступающей эпохи технократии, тяжелое дыхание которой ощущается уже сейчас, в начале 21 столетия.


Находясь в своем обычном состоянии, люди производят товары и услуги для того, чтобы удовлетворять собственные экономические потребности. Будучи производителями, они же и являются потребителями производимых товаров и услуг. Но человек будущего, перескочивший важный рубеж технологического существования и совершивший скачок к высшим сферам, настолько продвинется вперед в плане потребностей , что на первый план у него выйдут совершенно иные потребности, которые показались бы нашему неподготовленному уму совершенно немыслимыми и запредельными. Носитель Разума выйдет на такой уровень взаимодействия и взаимосвязанности с окружающей Вселенной, который делает нескончаемо малой и недостаточной ориентацию лишь на обслуживание собственных нужд и следование собственным эгоистическим интересам, замкнутым на интересах видового сообщества или даже целого жизненного царства, к которому принадлежит сообщество homo sapiens. Рядом с производством благ ДЛЯ СЕБЯ возникнет другой контур производства – ПРОИЗВОДСТВО ДЛЯ КОСМОСА, то есть для ВСЕЙ ПРИРОДЫ. Разумеется, его возникновение предусматривает капитальную трансформацию как субъекта, осуществляющего такую деятельность, так и создаваемого объекта. Для того чтобы понять качественную сущность и масштаб этого предстоящего события, нелишним будет привести некоторое аналогическое сопоставление с куда более банальным процессом прошлого, с поправкой на то, что масштаб последнего был несравненно скромнее и невзрачнее предстоящих изменений.


Вспомним, как когда- то в глубокой древности человек перешел от замкнутого натурального хозяйства к товарно-денежному обмену, от экономической самодостаточности в самоизоляции к открытости, основанной на взаимной зависимости и профессиональной дифференциации. Теперь представим, что до сих пор роль отдельного (но только сильно увеличенного в размере) натурального хозяйства играет вся человеческая цивилизация, замкнутая на себе и производящая все необходимое для своих членов. Она существует в окружении огромного внешнего мира, состоящего из других планет, звезд, галактик, гигантских космических расстояний, иных негомогенных человеку систем. С этим-то безбрежным внешним миром и его могучими движущими силами Разуму и предстоит наладить тесный контакт, выработав новые механизмы взаимодействия и неугасаемого обмена. Разумеется, что на данной ступени отношений с Универсумом, «продукция», предлагаемая Разумом Природе, и получаемая от нее же, в существенной (если не в бесконечной) степени отличается от тех обыкновенных вещей, которые мы именуем товарами. Объектами производства и обмена будут являться отнюдь не обыкновенные вещи и услуги, подобные нашим холодильникам, телевизорам, стиральным машинам, майкам, кроссовкам, джинсам, шубам, компьютерам, CD-плеерам, комбайнам, мобильным телефонам и т.д, а нечто совершенно иное, относящееся к нашим товарам и вещам примерно в такой же степени, в какой искусственные предметы человеческой культуры относятся к внутренним физиологическим процессам, протекающим в организме живого существа.


Человек будущего достигнет примирения самых невероятных, немыслимых ( с точки зрения представлений сегодняшнего дня) экономических «противоречий», в частности, дойдет до ситуации ТОЖДЕСТВА ПРОИЗВОДТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, а также до фактического СЛИЯНИЯ ОБМЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ С ОПЕРАЦИЯМИ САМООБЕСПЕЧЕНИЯ. Таким образом, устранится разница между ресурсом заимствуемым и самостоятельно продуцируемым, между благом экзогенным и интрогенным, продуктом инородным и продуктом собственным. Прослеживается и то, что обмен, поддерживаемый членами общества между собой и с великим Космосом будет носить сверхэкономический характер, так как его уже нельзя будет «втиснуть» в тесную рамку критерия экономических операций в привычном понимании этого термина. За приближающимся грозным «Рубиконом» Биотехнологического Переворота просматривается, что люди научатся транслировать и передавать друг другу свою жизненную энергию, которая бесценна, уникальна и неповторима.

alt


Говоря о постденежном периоде и об описываемом ресурсообмене грядущего дня, невольно проскальзывает мысль, что в его почти неведомых, таинственных, туманных очертаниях мы, возможно, обнаруживаем также становление Сверхжизненного метаболизма (!!!), т.е. органического контура формирующейся глобальной Постбиологической Сверхсистемы, в контексте которой хозяйственно-промышленные операции и прочие творческие взаимодействия человечества есть ничто иное как во много раз увеличенное подобие «обмена веществ», с важнейшей поправкой на то, что в данном грандиозном метаболизме обмену подлежит не только вещество (что имеет место в любом животном или растительном теле), но и структуры куда более высокого уровня, которые и составляют стержневую основу культурного творчества Разума.


Ныне люди производят товары для того, чтобы улучшать, обстраивать свою земную жизнь, делая ее более удобной, приятной, комфортабельной, привлекательной, уютной, наполненной желаемыми радостями и удовольствиями. Разум грядущей эпохи, вместилищем которого выступает мировая цивилизация, станет производить НЕЧТО ради космического смысла, предлагая его не только себе, но и Космосу. Чем же будет это сверхценное нечто? Товаром мы его назвать не можем. Это сугубо-экономическое понятие слишком сужает, редуцирует сущность обозначаемого. Стало быть описываемое НЕЧТО имеет не только экономическое, но и сверхэкономическое значение, которое не правомерно сводить к хозяйственному аспекту. Оно относится и к экономике, и к тому, что за экономикой, и к тому, что материально, и к тому, что сверхматериально, будучи носителем универсальной ценности.


Вообще, эволюция в направлении универсализации ценностей – один из величайших законов векторов развития Антропосферы.

Согласно данному закону, чем далее продвигается вперед цивилизация, тем более масштабными, универсальными ценностями она располагает и оперирует на системном уровне.

Конкретный товар является источником конкретной функции. Всякую данную вещь, изготовленную руками человека или машиной, можно использовать только по назначению. Стул, предназначенный для сидения, никак нельзя использовать в качестве самолета, а самолет – в качестве автомобиля. Гвоздь не выполняет функцию ножа, а нож аналогично не в силах заменить гвоздя, или зонта, или подшипника, или фартука, или стиральной машины, тостера, телевизора, топора, меча, штанов, майки, рубашки, автомата, лука, горизонта и т.д. Зато деньги можно конвертировать в любые экономические ценности – товары, либо услуги. Таким образом, деньги, на которые мы покупаем услуги и вещи, выполняют функцию универсальной ценности, конвертируемой в те или иные возможности, предоставляемые достигнутым материальным уровнем цивилизации. И все же, далеко не все приобретается при помощи финансовых инструментов. Их универсальность также весьма ограничена. За пределами «поляны» экономических благ, заботливо окучиваемой человечеством, существует бескрайнее поле ситуаций, вещей и процессов, которых мы бессильны достать деньгами. В мире есть такие блага, потенции и ценности, которые не продаются и не покупаются, ибо они в принципе не могут быть ни куплены, ни проданы, ни переуступлены, ни попросту взяты в данный момент. Например, в данный момент ни за какие деньги (даже очень большие, измеряемые в миллиардах и триллионах) мы не способны приобрести вечную жизнь, мудрость, гениальность, утраченную молодость, симпатию, власть над желаниями, господство над всеми процессами тела, перемещение со скоростью света и т.д. Эти блага не предлагаются цивилизацией. Некоторые из них (такие как внешняя красота, молодость, хорошее здоровье, генетические предрасположенности) щедро и безвозмездно предоставляются Природой от рождения и ею же отбираются в срок. Некоторые из желаемых ситуаций (например, перемещение в пространстве со скоростью света) вообще не могут быть созданы на сегодняшний день. О некоторых возможностях, выносимых в сферу догадок, гипотез и фантазий, мы лишь смутно подозреваем. А некоторые – и вовсе не осмысливаются, даже не предполагаются, и об этих возможностях мы даже не догадываемся.


Конечно универсально-ценностная функция денег гораздо шире, пространнее функции любой конкретной вещи, приспособленной для принесения конкретной пользы. Имея какую-то вещь- будь-то микроволновая печь, стиральная машина, компьютер, автомобиль, мы получаем пользу от нее, но пользу узко-направленную. Имея соответствующую сумму денег, мы можем потратить их на приобретение любой продающейся и предлагаемой рынком вещи или услуги, то есть потенциально уже обладаем их полезностью. Но, в свою очередь, нельзя не отметить, что деньги применимы лишь к области хозяйственных, экономических возможностей, которая безмерно мала и узка в сравнении с зоной всех раскрываемых и еще нераскрытых возможностей, существующих в Природе и раскрывающихся в развитии последней. Нереально вообразить сколь масштабна эта сфера, которую логично назвать сферой Чистой Возможности – возможности в самом широком, все исчерпывающем смысле этого термина.


Я только что сказал- и теперь еще раз подчеркиваю, что утверждение Чистой Возможности в Природе происходит в ходе эволюции бытия. Но что служит инструментом становления, претворения в действительность Чистой Возможности непосредственно на уровне эволюционирующей цивилизации?

Увы, в этот раз - не деньги, зону компетенции которых я рассмотрел выше. Нет, отнюдь не финансовые рычаги, которые изначально были задуманы лишь как посредническое звено, призванное облегчать и оптимизировать обменные операции при обращении товаров и услуг. Придется согласиться с тем, что это и не сами товары, не орудия. Так что же тогда?- спросите. Отвечу. Технология.


Технология, как способ производства, а также применения тех или иных ситуаций и возможностей, базирующийся на знании.
Технология, как информационный «ключ» к осуществлению того или иного действия, переводящего наше бытие из одного состояния в другое.
Технология, как метод создания нового качества.
Технология, как инструмент творчества и механизм изменения окружающего мира.


Конечно, в привычной для нас материальной реальности технология не существует сама по себе, отдельно. Она всегда обязательно привязана к какому-то товару, вещи, машине, вообще- к предмету, являющемуся ее носителем и передатчиком. Поэтому понимание данной категории требует определенного усилия мыслительного абстрагирования.
В этой связи абстрактное теоретическое НЕЧТО, которое в максимальной степени воплощает великий принцип Технологии, будем именовать Чистой Технологией.


Чистая Технология заимствует от товара его реальную функциональную составляющую, а от денег- универсально-ценностное начало. В этом смысле, она принимает, синтезирует базовые положительные свойства товара и финансового инструмента, преодолевая в то же время половинчатую односторонность того и другого, то есть их несамодостаточность.

Гипотетическая Чистая Технология, к которой стремится материальный прогресс цивилизации, самодостаточна, не требует посредничества. Ведь задача Чистой Технологии- непосредственное, прямое обеспечение Чистой Возможности, безотлагательное предъявление запрашиваемого конечного результата.Как и конкретная вещь, она предъявляет, дарит его. Но от простой вещи, которая пассивна, инертна, Чистая Технология отличается свойством неограниченной активности и неисчерпаемой универсальности. Ведь она является не простым благом, а средством производства благ в идеальном смысле данного понятия.

Идеальный смысл Чистой Технологии, соответствующий удовлетворению Чистой возможности, относится к предъявлению любых (каких угодно) возможностей, тем самым- склоняется к совершенному, безлимитному, безусловному творчеству. Именно поэтому диапазон действия Чистой Технологии не сводится к собственно экономической зоне. Он занимает гораздо большее пространство, включающее как поле экономической , так и внеэкономической (а также- сверхэкономической) самореализации человека.


Не составляет большого труда заметить, что все многовековое развитие цивилизации с ее «материальными революциями» «освящено» курсом на все большую технологизацию операций, совершаемых людьми. По-сути это и есть поступательное движение к Чистой Технологии.

Даже в денежные отношения все сильнее и сильнее вторгается технологическое начало. Собственно, введенные в международные расчеты с 1970-х гг. современные «ямайские» деньги, отвязанные от материального обеспечения, есть уже ничто иное как форма технологии, ибо от обычных (металлических) денег сохраняют лишь их функции. Таким образом, мы с полным правом можем констатировать, что существующая 4 десятилетия Ямайская валютная система- первая собственно технологическая валютная система, которую изобрело и приняло человечество, сумевшее к последней трети ХХ столетия дойти до окончательной демонетизации денег. Номинальная ценностная составляющая хотя и признается доминирующей , но, в действительности, она уже перекрывается технологической. Как ни парадоксально, но прогнозируемый следующий крупный шаг общества будет связан с окончательным узаконением различных форм и вариантов собственно технологического обмена на практическом и общетеоретическом уровнях, а также с зарождением и становлением различных механизмов технологического самообеспечения. Конечно, на первым порах, выступая только в качестве экзотической альтернативы, выше указанные формы отношений могут соседствовать с классическими валютно-финансовыми отношениями, все более и более укореняясь в жизни человечества. Впоследствии они претендуют на окончательное возобладание над существующими ныне экономическими инструментами, вплоть до полной замены собой последних.

****************************************************************

В заключении, попробуем «забежать» еще дальше: а что же находится ЗА Чистой Возможностью, к сверкающим вершинам которой стремится Разум, воодушевляемый романтической мечтой о безграничной свободе действия?
Если Возможность – синоним такой свободы, то она должна вести к имению и бытию, так сказать – к переводу «потенциальной энергии в кинетическую». Возможность иметь ЧТО-ТО – пролог к действительному обладанию, неумолимо и бескомпромиссно фиксирующему ЭТО в действительности и утверждающему в наличествующем факте. Но здесь с виду встает очередное фундаментальное противоречие. Казалось бы переходя в зримый факт, возможность перестает быть возможностью, постольку, поскольку нейтрализуется самим фактом. И вправду, мы же не говорим попусту: «нечто может существовать» в той ситуации, когда оно и так существует и предстает перед нами со всей несомненной очевидностью. В этом случае мы говорим без разных излишних уловок и оговорок: «это есть!», сводя суждение к банальному утверждению.
Но в том-то и парадокс, что Чистая Возможность и Чистое Бытие могут не быть взаимоисключающими, отрицающими друг друга. Всякий факт может присутствовать в потенции и в реальности одновременно. Чтобы убедиться в этой великой истине достаточно вспомнить о существовании информационных программ. То, что присутствует в записи, может быть реализовано, продолжая оставаться записанным. Здесь Бытие выступает как бы частным случаем Возможности, как впрочем, и наоборот.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...