Share:

Прогрессия идентичности

Идентичность в самом широком смысле означает качественное тождество количественно-раздельных объектов. Когда два объекта ничем не отличаются друг от друга, говорят, что они идентичны.

Под социальной идентичностью понимается свойство психики индивида формулировать и выражать для себя и окружающих принадлежность к той или иной социальной общности.
Интересно, что к истории человеческой цивилизации применим макроисторический социологический закон, согласно которому расширение рамки идентичности является одним из ведущих трендов и аспектов развития людского сообщества.
Как происходит это расширение? Через какие ключевые этапы оно проходило, проходит и будет проходить? Об этом мы и поговорим ниже.

ЗАКОН РАСШИРЯЮЩЕЙСЯ ИДЕНТИЧНОСТИ.
П А Т Р И О Т И З М - Г У М А Н И З М - К О С М И З М.

В продолжение многих тысячелетий, если вести отсчет из глубин каменного века, люди ассоциировали, отождествляли себя с разными общественными «коллективными» субъектами. На самой древней стадии таким субъектом являлся род или первобытная семья. Позднее соединяясь друг с другом, несколько родов образовывали племя, которое обычно возникало под эгидой таких признаков, как общее происхождение, язык, общая религия, обычаи, традиции.
В далекие от нас варварские времена люди ассоциировали себя прежде всего с тем племенем, к которому они принадлежали. Так формируется племенное чувство.
Сталкиваясь, соприкасаясь, различные племена постоянно соперничали, воевали друг с другом. Воевали за территорию, за ресурсы, за преобладание и доминирование. Часто войны заканчивались буквальным истреблением, либо порабощением побеждающим племенем представителей побежденного племени, потерпевшего поражение.
Постепенно, ряд племен сливались под единым централизованным управлением представителей того племени, которое являлось самым сильным и доминирующим на тот момент времени. Так возникало крупное наднациональное политическое объединение людей и социальных институтов, называемое государством или державой. Племенная организация перерастала в государственную.


ПАТРИОТИЗМ.

Первые государства, как известно, возникли за несколько тысячелетий до новой эры в Месопотамии (Шумер, Вавилон, Ассирия), а также в Южной Азии и на Дальнем Востоке (Индия, Китай). Вокруг этих ранних очагов цивилизации, выдвинувшихся на арену мировой истории, продолжали существовать обширные территории, населенные народностями, придерживающимися варварского родо-племенного уклада жизни. Постепенно зона цивилизации расширялась, захватывая все новые области- сначала преимущественно в пределах субтропического пояса, а затем- и прочие климатические пояса на Земном Шаре.


В течение долгого времени (в Древности и Средневековье) для единого государственного пространства были характерны такие основные признаки как: а) наличие центральной власти, распространяющейся на многие племена, б) наличие общего языка и культурно-цивилизационного поля ; в) правового поля ; г) господствующей государственной религии ; д) политической идеологии.

Но, пожалуй, главным отличительным бросающимся в глаза признаком, кардинально отличающим государственную организацию от племенной, является территориальный принцип объединения. Тогда как одно и то же племя может вести подвижный образ жизни, свободно переходя с одной земли на другую (а именно так зачастую и происходило с кочевыми, пастушескими и полу-пастушескими племенами- номадами), государство артикулировано границами территории, на которую оно распространяется. В результате в сознании людей постепенно кристаллизуется новая форма идентичности, связанная с уважением и почитанием родной земли, с любовью к ценностям той культурной и цивилизационной среды, которая соединена с конкретным пространством страны. Ее обычно именуют патриотизмом.
Замечательно, что интерпретируемый в данном смысле, патриотизм абстрагируется от примитивной узости племенного и этнического мировоззрения, преимущественно адресуясь к ценностям более сложного и универсального порядка, таким как культура (в создании которой могут принимать участие элементы разных национальностей), символы, стиль и качество жизни, правосознание, менталитет или образ мышления, духовные и идеологические приоритеты, разделяемые населением державы. Зачастую апеллируя к весьма высоким нравственным и положительным этическим нормам и ценностям, таким как чувство долга, честь, справедливость, достоинство, мужество, смелость и ответственность граждан (призванных ценить, уважать и защищать родное отечество), гражданское братство, надплеменное правосознание и надэтническая мораль, державный, имперский патриотизм Древних и Средних веков отчасти искоренял дикость и культивировал многие прогрессивные свойства в обществе, которые никак не могли проявиться в эпоху родо-племенного строя.


ОТ ПАТРИОТИЗМА К ГУМАНИЗМУ.


И все же, бросая взор на историю, нельзя не заметить, что поведение большинства стран мало чем отличалось от грубых, воинственных и агрессивных взаимоотношений племен по духу и характеру взаимодействия.
Поскольку на протяжении веков страны неустанно соперничают на международной арене, а это соперничество зачастую проявляется в жестоких истребительных войнах (вплоть до Мировых войн), то в сознании некоторых мыслителей Нового и особенно новейшего времени зарождалась и укреплялась идея того, что националистический патриотизм, то есть любовь гражданина к собственной стране, к родному государству вступает в противоречие с универсальным принципом общечеловеческого гуманизма, понимаемым как любовь ко всему человеческому роду и человеку, как разумному биологическому существу, вне зависимости от его принадлежности к какой-либо социальной группе.


Ведь классический патриот любит и уважает прежде всего граждан своей страны- своих соотечественников, и зачастую индифферентно, а то и прямо- неприязненно относится к гражданам других государств, особенно тех, с которыми ему чаще всего приходится соприкасаться и конкурировать. Понимание того, что и в других странах живут люди, наделенные такими же страстями, потребностями, эмоциями и желаниями, как и он сам, только разговаривающие на других языках и имеющие разные паспорта, как бы отступает на второй план, игнорируется, не замечается. В сознании среднестатистического обывателя Нового времени (16,17,18,19 и даже 20 вв.) иностранец воспринимался как существо иного типа, нежели соотечественник,- существо, требующее особого к себе отношения. Этому же способствовала складывавшаяся исторически разница в юрисдикции, неоднородность правовых пространств. Каждая держава или империя придерживается своего правового пространства, своих законов и нормативных принципов и установок, отличающихся от законов и юридических установок иных стран.


Оформившаяся в Новое время в сознании передовых философов космополитическая гуманистическая идея является не столько противопоставлением идее патриотической, сколько означает запрос на расширение идентичности за пределы последней. Данная высокоморальная идея несет представление об общечеловеческом братстве, и о том, что не отдельная страна и нация, а именно все человечество, как совокупность всех членов рода homo sapiens, всех племен, национальностей, наций и цивилизаций, является главным субъектом и деятелем истории. Этот субъект и все элементы его составляющие имеют общие задачи и интересы, и потому должны пребывать в состоянии содружества, солидарности друг с другом. Все люди должны осознавать себя членами единого рода, и относится друг к другу соответственно этому положению.


По своему содержанию и духу гуманизм космополитичен, интернационален, и не может не быть таковым. Нельзя также не заметить, что он тесно связан с мыслью о всеобщем социальном равенстве, которое практически недостижимо при наличии многих государств с различными правовыми системами и различными политическими режимами. Ведь режим в одной державе подчас существенным образом отличается от режима, установленного и действующего в другой стране. Отсюда получается, что жители одной страны фактически обладают большим или меньшим набором прав в сравнении с гражданами другого государства. В одной стране- режим демократический, в другой- тоталитарный или авторитарный. В один и тот же момент времени в одной стране (например в Норвегии или Франции)- интересы индивида чрезвычайно уважаются, старательно оберегаются и пестуются, а в другой (например на Кубе или в современной КНДР)- в большей или меньшей мере урезаются, сжимаются, агрессивно подавляются интересами политической элиты и правящего класса, задержавшегося у кормила власти.


Конечной задачей гуманизма является фактическое установление общечеловеческого равенства на всей территории проживания людей, будь то Земной Шар или ближайший космос, или все мироздание. Эта задача связана с преодолением, в процессе грядущего развития мировой цивилизации, института государственности и отказом от территориального принципа деления людей по гражданству, в зависимости от принадлежности к той или иной стране, в которой им приходится рождаться и жить. Нахождение на той или иной территории – вынужденное, либо добровольное, либо случайное, не должно служить причиной возникающего неравенства в правах, возможностях и степени свободы .Территориальное начало не должно превалировать над общечеловеческим, как это в значительной мере еще происходит ныне во многих сферах. Однако, осознание приоритетности общечеловеческих ценностей над державными интересами, территориальными устоями и сложившимися традициями, постепенно проникает в международное право, что выражается в принятии разнообразных международных пактов, деклараций, хартий, конвенций, правовых норм, призванных оберегать и защищать универсальные права личности. Громадным шагом вперед в этом направлении можно считать принятие 10 декабря 1948 года Всеобщей Декларации Прав Человека, подписанная Генеральной Ассамблеей ООН.


Если смотреть в будущее, то остается констатировать, что раньше или позже глобальная общечеловеческая идентичность обязана возобладать над более узкой территориальной патриотической идентичностью, которая любовь к родине (то есть к месту проживания человека) выделяет на первое место и ставит выше подлинной любви к человечеству.
И чем далее в зрелом человечестве, отрешающемся от предрассудков инфантильного эгоцентризма и юношеского максимализма, будет крепнуть и развиваться ощущение глобального братства, тем более видным станет представляться тот факт, что интересы Коллективного Разума (Антропосферы), не отделимы от состояния окружающей среды, в которой доводится жить и действовать людям.


ОТ ГУМАНИЗМА К КОСМИЗМУ.

Бывают разные формы эгоистического поведения. Простейшая из них – индивидуальный эгоизм, то есть зацикливание личности исключительно на собственных потребностях («я») и интересах, совпадающая с игнорированием интересов других людей. Возвышаясь в той или иной мере над индивидуальным интересом, над голосом собственного «я», личность приходит к интересу той социальной общности или группы, к которой он непосредственно или опосредованно принадлежит. Таким образом, как родовое и племенное чувство, так и государственный патриотизм- тоже есть, в сущности, формы социального эгоизма, основанного на несовпадении или противопоставлении интересов социальных субъектов. «Я» личности заменяется «я» племени, страны, нации. Но когда горизонт идентичности расширяется до границ всего человечества, то неужели эгоизм не следует считать прекращенным? Увы, даже при этом условии так однозначно сказать нельзя.
Являясь носителем Коллективного Разума, человечество не одиноко во Вселенной. На Земле оно существует в окружении других видов живых существ - зверей, птиц, растений, а также в окружении рек, гор, морей, океанов. Множество организмов, животных и растений, связанных друг с другом сетью различных взаимосвязей, климатических и иных природных условий, образуют биологические экосистемы, а все экосистемы планеты соединены в глобальную общепланетарную экосистему.


Человек, однако, не может прямо и буквально распространить на другие живые существа и неорганические системы выработанные историей благородные принципы и понятия справедливости, сложившиеся в человеческом сообществе. Это невозможно осуществить по объективным обстоятельствам, проистекающим из факта нахождения на разных ступенях эволюции. При всем желании мы не можем экстраполировать на собаку, кошку, попугая или даже шимпанзе, скажем, избирательные права или нормы семейного кодекса. Мы не можем требовать от них ни той сознательности, ни той гражданской ответственности, которую принято требовать от членов человеческого сообщества. Мы не можем наделить их той регламентированной свободой, которую требуем для себя. Ведь свобода требует от субъекта элементарной способности ею правильно воспользоваться.

И тем не менее, нравственный долг требует от Разума не только учитывать истинные потребности Природы, но и стремиться к идеальному гармоническому сосуществованию с ней. Таким образом, продолжая данную логику до конца, остается дойти до величественного вывода, согласно которому высшие интересы человечества не замыкаются на целях и потребностях Антропосферы, но расширяются на область потребностей и целей всего мироздания, частью и важным компонентом которого является Антропосфера.
С позиций высшего морально-нравственного императива, люди обязаны служить не только себе, делая хорошо лишь себе и своим собратьям по виду. Неустанно заботясь о ближних, они обязаны быть чуткими и сопричастными к великим задачам Космоса, с достоинством и добросовестно нести эволюционную миссию, возложенную на них Творцом.
Развиваясь и совершенствуясь, проникая все сильнее и сильнее во все поры бытия и в умы своих представителей, идеология гуманизма должна иметь закономерное продолжение в идеологии космизма, акцентирующей внимание на абсолютной миссии Разума во Вселенной.
Ибо высший из возможных типов идентичности, который только можно вообразить – это единство человека и Творца, слияние с Которым составляет высшую цель мировой истории, в которой открывается великий смысл и ценность всех уникальных сущностей и частных идентичностей, порождаемых и сменяемых историей. К обретению именно этой абсолютной идентичности и движется «поезд» эволюции Разума.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...