Share:

О времени без труда

Всем известно, что по способу организации труд бывает двух категорий : вольный и подневольный. Последний род труда еще называют принудительным, а также рабским. А первый- свободным.
В свою очередь, вольный (он же –свободный) труд распадается на самообеспечивающий (натуральное хозяйство) и наемный. В первом случае человек работает на себя, создавая необходимые предметы и услуги, которые он сам же потребляет, а во втором- на другого человека за соответствующую зарплату, то есть за деньги.

alt
В истории цивилизации самым ранним был самообеспечивающий тип хозяйства, который занимал господствующие позиции на протяжении всего Первобытного периода. Первобытная семья сама ходила на охоту, самостоятельно добывала себе пищу и лично изготавливала орудия, необходимые для повседневной жизни.
За этим последовали несколько тысячелетий доминирования рабского труда, который был основным способом материально-экономического обеспечения древних цивилизаций, строивших пирамиды, зиккураты, амфитеатры и акведуки. Наконец, в Новое время, с развитием Капитализма, на первый план вышел свободный наемный труд, который к 19 столетию окончательно* победил рабство и крепостничество. Слово «окончательно», впрочем, надо сопровождать существенными оговорками, так как и впоследствии имели место печальные рецидивы реставрации рабского труда в тех или иных неклассических формах (так было, например, в коммунистическом Китае и в СССР, широко использовавших подневольную работу крестьян и заключенных). Так или иначе, в масштабе всего мира последние два десятилетия ознаменованы тождеством свободного вольнонаемного труда над принудительным. И это- безусловное свидетельство прогресса.
Однако, ничто не стоит на месте. Что норма сегодня, завтра- эпизод славной истории. Нельзя отрицать очевидного факта, что человечество способно изобретать и действительно изобретает все новые и новые способы производства благосостояния. И это весьма обнадеживает.
Мое утверждение может показаться странным и чересчур экстравагантным, а возможно- и утопическим, но когда-нибудь и преобладающая ныне форма труда покажется нашим потомкам грубым и весьма негуманным, несимпатичным архаизмом. Да, когда-нибудь человечество сумеет обойтись без насущной потребности принимать участие в регулярном наемном труде, довлеющей над большинством членов современного общества. Причина этого «чудесного» исхода кроется не где-нибудь, а в благодетельном научно-техническом прогрессе. Но если хронический труд перестанет являться обязательным условиям людского существования, за счет чего же будут жить люди той славной эпохи?
Ответ: за счет Технологической Ренты.
Типичный человек будущего – не работник, а рантье. Он не обречен к обязательной работе насущной нуждой, как наш современник , ибо его обеспечивает и кормит сама цивилизация. Технологические силы этой цивилизации находятся на таком уровне, что производство благ уже не нуждается в перманентном участии миллионов наемных работников, «прикованных» к заводским станкам и механизмам (как сейчас), а производительность такова, что огромнейшие массы благ и услуг могут быть сгенерированы с ничтожной себестоимостью, все более снижающейся, в почти неограниченных количествах. Еще сохраняющаяся разница реальной стоимости потребляемых благ, наконец, может быть скомпенсирована достижением столь парадоксального замкнутого симбиотического состояния, при котором каждый акт потребления своеобразно выполняет также и функцию производства. Учитывая эти качества, хозяйство будущего можно назвать в некотором смысле самообеспечивающим, но обеспечивается оно капиталом знаний и опыта, накопленного за многие века человечеством, шедшим по пути открытий и изобретений, а также по пути их обобщения и интеграции. Этот капитал- некий аналог необыкновенного несгораемого топлива, которое, будучи используемым, не только не уменьшается, но лишь прирастает в объеме, чтобы давать еще более грандиозные, восхитительные плоды.

alt
Но благоденствие и богатство, конечно, не исчерпывает смысла бытия. Правильно.
Достигнутое «рентное процветание» еще означает с необходимостью того, что человек описываемой грядущей эпохи, обязанный своим поразительным материальным благополучием предшествующим поколениям, непременно должен быть беспросветным бездельником- самовлюбленным счастливым эгоистом, всю жизнь проводящим на диване или прожигающим ее в потреблении одних бесполезных удовольствий, бесконечных игр, мелькающих развлечений. Ничего подобного. Перед ним будут стоять великие, беспрецедентные по масштабу и очень ответственные задачи, требующие невероятно интенсивного труда – но труда необыкновенного, особого, имеющего мало общего с трудом в привычном, обыденном понимании этого термина и по характеру, и по используемым средствам, и по способу организации. Кто же будет задавать, определять их? Во-первых, сама личность, на основе личного самосознания и самостоятельного ощущения жизненной миссии. Во вторых – Госпожа Эволюция, бросающая ей вызов.

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...