Share:

ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА

Со времен Адама Смита (1723-1790) прошло 2, 5 века. Однако, экономическая наука так и не предложила универсальной теории мирового хозяйства, которая пользовалась бы всеобщим признанием, а ее положения- считались бы неоспоримыми законами и принимались бы всеми учеными, как законы физики, химии, биологии.
Экономика (οἶκος - дом и νόμος — правило, закон, буквальный перевод- «правила ведения хозяйства» ).
Но если с домохозяйством более менее все понятно, то какому же правилу следует мировое хозяйство? Что лежит в основе мирового и общественного богатства и меняющегося благосостояния отдельных людей? На эти вопросы пытались ответить теоретики разных эпох, в том числе- К. Маркс, Д. Кейнс, Кондратьев, Роберт Лукас, Стэнли Фишер и другие. Каждый из них смотрел со своей стороны и предлагал свой ответ, исходя из собственной ориентации, модных воззрений своей эпохи.


Как бы то ни было, несмотря на изобилие существующих ныне концепций, я полагаю, что до начала 21 в. жажда в подлинном макроэкономическом знании остается в достаточной мере неудовлетворенной.
Поэтому считаю возможным предложить свою теорию, основные положения которой весьма просты и незамысловаты. Постараюсь изложить их максимально лаконично, в сжатой, высококонцентрированной консистенции.

1. Основным источником материального благополучия людей на Земном шаре является технологический прогресс, благодаря которому в течение столетий происходит наращивание объемов производства товаров и услуг, производительности труда и снижение себестоимости товаров и услуг.

2. Чем выше уровень технологического развития мировой цивилизации- тем больше различных товаров и услуг, приходящихся на душу населения, она вырабатывает. При этом в целом увеличивается как разнообразие данных благ (их видовой и типовой ассортимент) , так и количественный объем товарной продукции, приходящийся на отдельного человека, жителя нашей планеты.


Фактический рост объемов производства при снижении его себестоимости приводит к тому, что большинство товаров и услуг дешевеют, то есть становятся более доступными человеку. «Кривую» и темпы этого реального удешевления можно увидеть через введение и использование категории Относительной Стоимости.

Относительная Стоимость – это отношение цены продукции к размеру дохода среднестатистического покупателя.

Иными словами, если перевести на простой язык, Относительная Стоимость показывает, сколько буханок хлеба, сумочек, мобильных телефонов, ноутбуков, квартир и тд., и т.п. я могу купить на ту зарплату, ренту или личную прибыль, которыми я располагаю.

alt


В макроисторическом плане Относительная Стоимость всех вырабатываемых
услуг и товаров благодаря технологическому прогрессу, стремится к постоянному и систематическому понижению
. Это в буквальном смысле означает, что среднестатистический человек завтрашнего дня может купить на свою зарплату больше единиц данного товара, чем человек сегодняшнего дня. Реальное удешевление, касающееся всего массива экономических благ особенно хорошо и наглядно прослеживается в снижении стоимости высокотехнологических новаций в период от их первоначального выхода на рынок до массового повсеместного внедрения. Освоение новой технологии и рационализация производства обеспечивает многократное снижение себестоимости, измеряемое разами и порядками.

В эпоху Наполеона Третьего алюминиевая посуда стоила дороже золотой и составляла предмет особой гордости императорской семьи. Первые, еще очень неудобные, громоздкие, тяжелые, сложные в эксплуатации, мобильные телефоны 1980-х гг (ныне считающиеся антиквариатом) . стоили несколько десятков тысяч долларов, в переводе на современные цифры, и потому были доступны единицам представителей богатого класса. В наши дни цены на дешевые мобильники опустились ниже 30 долларов за экземпляр. Ноутбуки, еще недавно бывшие предметом роскоши, ныне стали обыденной деталью домашнего обихода сотен миллионов людей по всему миру. То же самое можно сказать про принтеры, сканеры, видеокамеры, автомобили и многие другие виды товарной продукции.

Нельзя, конечно, сказать, что снижение Относительной Стоимости происходит равномерно во всех странах, регионах мира сразу на все товары и услуги, и что это снижение не нарушается, под воздействием тех или иных вторгающихся факторов (войны, революции, кризисы, природные и иные катастрофы) периодическими серьезными девиациями, отклонениями в противоположную сторону. Однако, несмотря на эти флуктуации и колебания, с учетом их, главный тренд остается неизменным и проходит красной нитью через всю историю человечества. Так что, выражаясь саркастической фразой, каждое следующее поколение, сравнивая свой быт и свое материальное существование с существованием своих отцов, может с удовлетворением констатировать: «Жизнь стала богаче. Жизнь стала жирнее».
И в этом нет ничего удивительного, странного, противоречащего логике. Дело в том, что каждое поколение пользуется возрастающим научно-техническим капиталом, накопленным предшествующими поколениями, чтобы внеся свой вклад, передать эстафету потомкам.

Скажем теперь несколько слов о неравномерности, а точнее- последовательности, наблюдаемой в основном тренде.
Если окинуть взором экономическую историю планеты последних нескольких тысячелетий, нетрудно заметить, что первыми тенденцию к удешевлению (и как следствие- росту доступности) испытывают аграрные продукты, то есть элементарные продукты питания: хлеб, зерно, мука.
Следующая «волна» касается удешевления товаров, произведенных машинами. Вслед за окончательном преодолением физиологического голода и пищевой недостаточности (а такое явление как голод, как известно, было побеждено передовыми странами лишь к середине 20 века), начинается уже насыщение общества промышленно-бытовыми товарами, именуемое красивым словосочетанием «потребительская революция», чуть позднее- насыщение высокотехнологичными агрегатами – гаджетами. Лишь за этим наступает черед массового удешевления медицинских услуг, связанных с поддержанием здоровья, вмешательством в управление человеческим телом и обеспечением качества биологической жизни. В сущности, даже беглого поверхностного взгляда на эту последовательность достаточно для понимания того, что она отражает алгоритм главных стадий технологического прогресса, через которые проходит общество в материальном развитии.
Отталкиваясь от внешних инструментов-посредников, способствующих качеству жизни людей, прогресс стремится к обеспечению непосредственно качества самой жизни. Содержанием высшего, а потому- наиболее труднодостижимого, эталона этого качества является победа человека над всеми существующими физическими недугами, сопряженными с болью и страданиями, различными дефектами, заболеваниями, купирование процессов старения и смерти, произвольная регулируемость физиологических и морфологических процессов, а также достижение вечной молодости, ничем не нарушаемого психического равновесия и идеальной красоты и гармонии тела.
Поэтому понятно, что биологические, медицинские услуги, с учетом их сложности, высокотехнологического характера, а отчасти- и эксклюзивности, оказываются особенно ценными, востребованными, вожделенными на том этапе, когда наблюдается относительная удовлетворенность, обеспеченность предметами и услугами низшего плана. Они еще долго остаются чрезвычайно дорогими и недемократичными, требующими со стороны потребителя больших экономических жертв, даже тогда, когда цены на большинство других вещей и услуг уже очень низки. Однако, рано или поздно, придет черед и их демократизации.
Забегая еще вперед скажу, что, в свою очередь, выше биологических и медицинских услуг могут находиться лишь источники комплексного развития и саморазвития личности, содержащие доступ к «родникам» всестороннего самосовершенствования и самопреображения. Запрос на них –это , в основном, запрос Завтрашнего Дня. Но его реализация – и это уже примечание за рамками нашей основной темы-, по видимому, не укладывается в тесные пределы собственно экономического механизма удовлетворения.

МИФ О ПРОТИВОРЕЧИИ ИНТЕРЕСОВ.

Итак, согласно рассматриваемой хозяйственной концепции Технологического Детерминизма, технологический прогресс, его динамика и темпы являются основополагающим фактором материального состояния людей в разные эпохи. Характер общественного распределения ресурса также является производным от характера и способа производства.
Главный вывод, который приходится сделать, удивительно приятный и оптимистический. По мере раскрытия и развития материальных сил цивилизации, средний житель планеты становится богаче и богаче, то есть может потреблять все большее количество благ и услуг, вырабатываемых для него цивилизацией и специально предлагаемых ему в ходе действия рыночных отношений. В каждом следующем поколении, на душу населения приходится большее число экономического ресурса, выражаемого в товарах и услугах, нежели в предыдущем поколении. В целом, действует универсальное правило, согласно которому дети богаче своих отцов, а внуки- богаче детей. И это – центральный закон хозяйственного развития человечества.

Фактический рост доступности экономических благ разрушает один из хорошо укоренившихся в сознании обывателей мифов о противостоянии хозяйственных агентов, о существовании пресловутого антагонизма между буржуазией (классом предпринимателей) и классом наемных работников, а также о существовании эксплуатации, в той форме в какой ее понимает классическая марксистская теория.


3. Так называемая «эксплуатация» - всего-лишь побочное явление, связанное с действием скорее не экономического фактора, а способа организации человеческих отношений. По мере вступления на более высокий уровень технологического развития, уровень трудовой эксплуатации работников также постепенно понижается вследствие вступления в силу более рациональных (и вместе с тем- более деликатных по отношению к человеку) способов извлечения прибыли.

4. В замкнутой системе мирового хозяйства интересы производителя и потребителя, капиталиста и работника, в сущности, тождественны, а вовсе не противоречат друг другу, как полагали некоторые экономисты прошлого, сделавшие свое имя на подчеркивании и выделении мнимых недостатков и реальных несовершенств Капиталистической системы.

В стратегическом же плане капиталист заинтересован в материальном благополучии своего наемного работника и наемный работник заинтересован в процветании капиталиста, на которого он работает.


Вспомним, что наращивание оборота является источником увеличения прибыли.
Но в замкнутой системе получается: чтобы капиталист мог продавать больше своей продукции, извлекая прибыль от ее продажи, нужно чтобы у покупателя (а преобладающее большинство покупателей составляют именно наемные работники), было достаточное количество финансового ресурса, необходимого для ее приобретения. Эта немудреная истина настолько проста и самоочевидна, что подмечалась многими практичными людьми прошлых эпох, включая знаменитого изобретателя, промышленника и новатора Генри Форда (1863-1947).

Все известные негативные эффекты, связанные с так называемой эксплуатацией класса наемных работников, описанные спекулятивной теорией К. Маркса в позапрошлом столетии, касаются лишь ранней формации капиталистической системы, не подошедшей к стадии глобализации и вследствие этого не достигшей соответствующей степени замкнутости. Интенсивное перераспределение финансового ресурса на один полюс (класс буржуазии) путем перетягивания его с другого полюса (будь то рабочий класс или земельная аристократия), порождавшее крайние агрессивные формы эксплуатации и эгоистического обогащения, действительно наблюдалось, но лишь в самом раннем фазисе становления капиталистической системы в конце 18-первой половине 19 в.


По мере глобализации и всеобщей интеграции экономических связей на общепланетарном уровне, принцип однополюсного перераспределения перестает быть действенным и замешается принципом симбиотического Взаимоподдержания. Именно это мы и видим в странах развитого Капитализма начиная с середины 20 столетия. Капиталисты прямо или опосредованно (в лице различных инстанций, кредитных учреждений, государственных институтов социального, пенсионного и т.д. обеспечения) заботливо поддерживают положение своих работников, чтобы те могли покупать их продукцию и приобретать их услуги во все возрастающем количестве, раскручивая тем самым объем оборота. Они делают это не только в силу гуманистической ориентации или внешнего давления, но прежде всего, исходя из собственной экономической заинтересованности.

Капиталисту-производителю нужен покупатель, а покупателю нужен соответствующий уровень дохода, которого хватало бы на покупку соответствующих товаров в соответствующем количестве. Понятно, что, с точки зрения оборотной прибыли, для производителя выгодно, чтобы регулярно покупалось как можно больше его продукции. А для потребителя, в свою очередь, выгодно, чтобы продукция, которую он хочет купить, была ему по карману.
Чем выше степень замкнутости, интегрированности глобального хозяйственного организма – тем выше градус зависимости благополучия одних звеньев системы от благополучия других ее звеньев. Таким образом, в долгосрочном стратегическом контексте, эволюционирующая Капиталистическая система склоняется к обустроенности и процветанию всех составляющих ее элементов. Вследствие этого поляризация классов, слишком обостренная вначале, постепенно, хотя и не сразу, размывается, становится не столь заметной. Такие крайние вопиющие состояния, как голод и нищета (повсеместно встречаемые еще в начале прошлого столетия) упраздняются и не допускаются более современным государством с развитыми механизмами социального страхования, гарантирующими каждому человеку определенный базовый минимум экономических благ. Не следует считать закладку этого минимума напрасной, неблагоразумной, беспечной тратой изымаемых из бюджета средств, искусственно направляемых на поддержание малообеспеченных слоев населения. В конечном счете он окупается, конвертируясь в рост оборотов и увеличение объемов производства.

ПЛАНЕТА ИЗОБИЛИЯ И ЦАРСТВО СПЛОШНЫХ БОГАЧЕЙ.

Известно, что цель любого предпринимателя – не продажа производимого им блага по максимально дорогой цене, а извлечение максимальной прибыли. С другой стороны, цель покупателя – приобретение качественного товара по максимально дешевой цене, или если быть точнее- снижение затрат. Но капиталист –предприниматель также осуществляет затраты, будучи вынужден закупать производящее оборудование (средства производства), нанимать работников, которые, в свою очередь, на свою зарплату хотят превосходно есть и неплохо жить и т.д. В свою очередь, в конечном счете, именно эти работники и являются главными потребителями товаров и/или услуг нанимающего их капиталиста. Они покупают его продукцию, либо берут у него кредиты (если он банкир), выплата по которым обеспечивается их же доходом- заработной платой. Получается, что на уровне системной взаимозависимости интересы наемных работников и предпринимателя (бизнесмена) не только не противоречат друг другу, но сходятся в пункте, касающемся ориентации на понижение Относительной Стоимости, или что то же самое- на повышение доступности приобретаемых благ. Реальная дороговизна, как синоним реальной недоступности, так же невыгодна буржуа – бизнесмену, как и работнику, продающему свой труд по определенному тарифу. Она так же невыгодна финансисту-банкиру. Вот почему на протяжении многих веков подряд , вплоть до текущего времени, стоимость кредита (ссудный процент), как и относительная стоимость других товаров услуг, неуклонно падала, а не росла. А объемы кредитования, напротив- многократно возрастали.

Стало быть, главная макроэволюционная стратегия Капитализма сводится к двум пунктам:

1) Увеличению оборота производимой и реализуемой продукции при 2) Снижении ее Относительной Стоимости.

Но очевидно и то, что фабрикант не может продавать продукцию ниже ее себестоимости, то есть фактической стоимости самого производства. Стало быть, даже в условиях благодетельной интенсивной конкуренции, снижение не может идти безостановочно и вынуждено прекращаться на некотором уровне, за которым начинается область убыточности, нерентабельности производства. Как же обойти это неприятное противоречие?
В действительности, в долгосрочной проекции эту задачу разрешает глобальный Технологический Прогресс. Внедрение новых технологий, автоматизация, переход с одного способа производства на более совершенный (так называемые научно-технические революции) и экономичный, позволяют постепенно снижать и снижать себестоимость, а также- наращивать производительность труда.

alt

Но до какой степени может расти производительность труда и до какой степени могут снижаться издержки производства –его себестоимость? Вопрос не праздный. Ведь ответив на него, мы автоматически отвечаем на другой интригующий вопрос: до какого уровня может падать Относительная Стоимость товаров и услуг.
Теоретически, технологический прогресс способен длиться бесконечно, приводя к безостановочному опусканию себестоимости. Это допущение говорит о том, что Относительная Стоимость всех экономических благ (количество и ассортимент которых множится благодаря тому же материальному и научному прогрессу), в длительной перспективе должна стремиться к нулю. Отсюда лишь один шаг до вывода о том, что когда-нибудь люди обретут такие технологии, при помощи которых возможно будет произвести любой или почти любой товар и услугу при ничтожных издержках, колеблющихся в пределах статистической погрешности. Следовательно, наших потомков ожидает эра всеобщего практически неограниченного изобилия, при которой каждый человек сможет «поглощать» в почти неограниченных количествах любые блага по совершенно ничтожным ценам (в сравнении с размером личного дохода и располагаемого капитала), то есть почти бесплатно ? Каждый (без перераспределения и всякого ущерба для другого) сможет стать богачом, владельцем гигантских масс собственности, генерируемых по желанию, приобретение которых требует почти микроскопических, в сущности -незаметных жертв для приобретателя?. Да. Такое заключение, каким бы парадоксальным и невероятным оно ни казалось, логически вытекает из экстраполяции основного тренда снижения Относительной Стоимости на неопределенно далекое будущее. Означенный тренд уходит в удивительное «царство» неограниченного, невообразимого, неисчерпаемого богатства, в котором производительность труда, устремляющаяся к бесконечности, и себестоимость, стремящаяся к нулю, позволяют человеку не задумываться об издержках: они настолько крошечны и несущественны, что попросту не замечаются им.

alt
Из этого должно следовать, что в экономическом плане общество будущего – это Общество Беспредельных возможностей, в котором принцип Неисчерпаемости возобладает над принципом Исчерпаемости /ограниченности.

Энергии, которые попадут в распоряжение людей будущего будут настолько велики и колоссальны, что позволят воспринимать фактор затрат и издержек как статистическую погрешность. Разумеется, «чудо»-технологии, способные обеспечить и предоставить человеку подобные сверхвозможности, принадлежат не самым ближайшим дням, должны существенно отличаться от нынешних и имеют мало общего с ними.
Конечно, предсказываемый «Технологический рай», в котором действует правило «золотой рыбки»,услужливо удовлетворяющей все материальные запросы человека, не обязательно подразумевает свободу от компенсаций и издержек любого рода, включая сюда внеэкономические. Увы, подобные экстраординарные прелести и амбициозные удовольствия могут быть скорректированы и скомпенсированы «расплатой» внеэкономического характера. Но эта тема, будучи предметом отдельного рассмотрения, лежит уже за пределом нашего анализа.


РЫНОК ВРЕМЕНИ.



Как ни странно, закон понижения Относительно Стоимости, касающийся большинства ценностей (или почти всех ценностей), распространяется и на такой специфический, не вполне обыкновенный товар, как Время.
Расхожее представление о том, что Кредит есть продажа денег -это коренное заблуждение, вызванное непониманием того простого факта, что если общепринятая формула, согласно которой деньги – это универсальный эквивалент, мерило ценности товаров и услуг, признается верной, то в этом смысле деньги не подлежит ни продаже, ни покупке. В идеальном смысле эквивалент суть эталонная категория, позволяющая осуществлять измерение и определять взаимное отношение изменчивых, переменных величин. Метр служит измерением пространственных величин, килограмм- выступает единицей веса и т.д. С этой точки зрения нет никакой возможности один и тот же объем эквивалента превратить в другой (больший или меньший) объем данного же эквивалента. Напротив, подобная постановка вопроса является абсурдной. Кроме того, если согласиться с формулой, что «кредит есть продажа денег», тогда придется смириться с утверждением о том, что каждый субъект, берущий кредит (заемщик), покупает некоторую сумму денег, оплачивая ее большей суммой (ДЕНЕГ ЖЕ !), т.е. совершает заведомо невыгодную для себя операцию самоотъема или ликвидации собственных денег. Такое вольное допущение должно казаться мягко говоря странным, а фактически же является сущим абсурдом, не достойным обсуждения. Допустить, что каждый кредитополучатель –сумасшедший, главная цель которого- действовать себе в убыток путем систематического избавления от собственных денег, конечно, нельзя: такая теория ненаучна, не выдерживает никакой критики и должна быть отброшена вследствие ее вхождение ее основного положения в неустранимое противоречие со здравым смыслом. Разгадка кажущегося парадокса заключается, разумеется, в самом предмете торговли, который вовсе не тривиален. Операция кредита есть ничто иное как операция ПРОДАЖИ ВРЕМЕНИ, а не денег. Приходя в кредитное учреждение, субъект-заемщик покупает у него некоторое количество времени вперед, оплачивая его соответствующим объемом денег, выраженном в установленном размере ссудного процента. Нельзя, впрочем, не согласиться, что обязательным условием продажи времени. все-таки является наличие самих денег у кредитного учреждения, предоставляющего их кредитополучателю- и это еще один физико-экономический парадокс. Чистое время, время само по себе, не является ценностью, могущей быть проданной или купленной. Ни одно лицо, ни один человек не может быть собственником и обладателем времени, которое установлено Природой и течет независимо от воли и желания субъектов. Ни один банк не может ни присвоить себе времени, ни отнять его у Природы, ни затормозить его ход, ни закрепить исключительное право на него какой-либо специальной привилегией или патентом. Но именно в соединении с деньгами, то же время мгновенно приобретает новые, необычные свойства, лежащие в основе всей кредитной системы человечества . Явление кредита рождается как раз из органического диалектического синтеза денег и времени. Предоставляя процентную ссуду, любое кредитное учреждение позволяет кредитоплучателю купить некоторый отрезок времени, наполненный деньгами. Покупка данного отрезка времени производится, естественно, за деньги. Размер ссудного процента –это цена времени, которую требует кредитное учреждение у покупателя за означенный специфический товар. То что в данном случае предметом продажи выступает именно время, а не что-либо другое, наглядно доказывается фактом привязки ссудного процента к данной физической категории. Например, говоря «такой то % годовых» мы волей-неволей упоминаем отрезок ВРЕМЕНИ, а отнюдь не сумму денег.


Спрашивается, что же вынуждает, провоцирует людей продавать и покупать Время? В чем состоит его особая ценность? Почему же сама система Капитализма построена на перманентной продаже и покупке этого замечательного товара?
Как и любой товар, как и любое экономическое благо, время обладает своей полезной функцией. Дело в том, что за определенное количество времени человек способен совершить некоторое число действий или операций, позволяющие ему переходить от одного состояния к другому. Такой-то промежуток времени служит цивилизации местом для совершения очередного шага вперед, для приращения очередной доли опыта, присовокупляемого к уже имеющемуся массиву опыта. Именно во времени имеет место технологический прогресс и все положительные явления, с ним связанные, как то: процесс снижения себестоимости производства, процесс роста производительности труда и так далее.
Получается, что покупая время, мы покупаем саму возможность (право) осуществить некоторый полезный нам шаг вперед. Польза от этого шага может быть затем снова конвертирована в материальные блага и деньги.
Промышленник покупает время у банкира на построение и развитие собственной промышленности, дабы она принесла ему прибыль. Обыватель, берущий потребительский кредит, получает вперед тот товар, который он не мог бы позволить себе купить прямо сейчас. Стало быть, он приобретает право пользования и владения товаром до его фактического приобретения в собственность. Процентом оплачивается период этого досрочного владения. Любое промедление- это неоправданная потеря движения, которое могло быть произведено, но не состоялось. Участие в схемах кредитования на протяжении веков было выгодно промышленной буржуазии потому, что за приобретаемое время она успевала конвертировать размер производимого движения в капитал, превосходящий стоимость самого кредитного времени. В данном случае, последнее является «сырьем», а образуемая в результате соответствующего движения прибыль и новые материальные блага – «продуктом вторичной переработки». Согласно этой формуле выходит, что в экономическом плане Время – ничто иное, как концентрированная Чистая Возможность.

alt

Время покупается в виде денег, а перепродается затем в виде готовой товарной продукции или услуг. Получаемая разница, опять-таки, фиксируется в деньгах. В полуцикле Время – Деньги – Товар мы улавливаем нисходящее движение от наиболее абстрактной и широкой ценности (Чистая, потенциальная Возможность) – к наиболее узкой и конкретной (данный товар, данное материальное благо). Деньги играют роль промежуточной инстанции между ними. Их функция намного шире функции обычного товара или отдельной услуги, но уже и ограниченнее все охватывающей функции Времени.
Конкретная материальная вещь может быть использована лишь по определенному назначению. Деньги –универсальное финансовое средство, могущее быть использованным на приобретение любого экономического блага. И только время может быть направлено на что угодно, применено к любому движению, к любой смене состояний, включая и те состояния, которые не могут быть напрямую куплены за деньги.

alt
Но почему же закон снижения Относительной Стоимости, о котором я много писал выше, так же справедлив для Времени, как и для любого иного товара, потребляемого человечеством? Почему средняя цена кредита в мире падает от века к веку?
1.Во-первых, потому что (и это не следует забывать) Время –тоже товар. Следовательно, на него распространяются базовые макроэкономические законы, которые действительны для других товаров. Себестоимость времени снижается постольку, поскольку растет производительность того, что стоит за ним. Следовательно, общедоступность полезной функции, предоставляемой временем, возрастает.
2. Чем дальше продвигается мировая цивилизация в своем материальном и технологическом развитии, тем большая часть потенциальной или Чистой возможности оказывается конвертированной в реальную, состоявшуюся возможность, представленную выработанными функциями уже имеющихся материальных благ и услуг. Благодаря прогрессу нереализованная возможность переводится в реализовавшуюся, которая и получает преобладание.
3. Прогрессия взаимосвязанности звеньев мировой хозяйственной системы приводит к тому, что потребность в реализации обеспеченного времени утрачивает односторонность, становится двусторонней. Условный предоставитель Времени (сторона- кредитор) настолько заинтересован в полезных результатах реализации кредита, что готов предоставлять его кредитуемой стороне (заемщику) по все уменьшающейся цене, спускающейся иногда до «нулевого процента». Это становится особенно хорошо видно в период обостряющихся кризисных явлений и стагнации в мировой экономике. Конечно, на высшем системном уровне это отнюдь не означает того, что время совершенно утрачивает стоимость, а свидетельствует скорее о том, что данная стоимость переносится с частно-локального уровня (отдельные кредитные организации, банки и заемщики) на высший системный (человечество).

Теоретически развитие кредитной системы (в широком смысле этого словосочетания), по-видимому, может продолжаться и после пересечения оси «нулевого процента», но уже в совершенно экзотических для обыденного понимания формах. Выход в условную область «минусового процента» («антипроцента») означает ничто иное, как принципиальное, радикальное изменение задач и функций кредитования. Нечто подобное означало бы, что миссией и предназначением капитала является уже не извлечение частной финансовой выгоды , а комплексное стимулирование работы, производительности и рентабельности мировой хозяйственной системы, как единого гигантского Суперпредприятия- мега-корпорации, от успешного хода дел в которой зависит благополучие всех участников-акционеров.

Permission to comment denied
побольше бы таких постов. очень интересная и полезная статья, прочитала 3 раза, пока полностью не вникла в суть дела.
"фактический рост доступности разрушает конкуренцию между буржуазией и рабочим классом." но ведь чем выше растет доступность экономических благ, тем ниже становится значимость рабочего класса. одним словом, скат по экономической наклонной происходит пропорционально. разве нет?
Совершенно верно. Это-тоже одно из позитивных проявлений развития- важный "плюс", о котором, к сожалению, в наши дни редко говорят.
еще хотелось бы напомнить о существовании инфляции, что немаловажно для экономики.

Cancel call Close ()

Calling...