Share:

О социальных технологиях

Всемирная история - большая гурманка и импровизаторша. Могут сказать, что истерики и садистские наклонности- по ее части. Как знать? Одно известно достоверно : она падка на экстравагантные сюрпризы и острые блюда. И как самовольная диктаторша, она принуждает к отведыванию приготовляемых кушаний.

Одно из острых, пикантных, и в то же время- довольно опасных «блюд» Завтрашнего Дня представляют социальные технологии. В последнее время эта тема становится все актуальнее и ее все чаще и чаще поднимают в научной среде. И не случайно.


До сих пор мы не знаем ни одного явственного исторического прецедента научного управления крупнокалиберными социальными системами (жалкие наивные подражания политических манипуляторов середины ХХ в, конечно, в расчет не входят). Однако, бурное развитие сетевых, информационных, логистических, кибернетических и ряда других технологий, а в перспективе – и предвидимое появление Искусственного Интеллекта, приближает нас к тому моменту, когда нечто подобное становится вполне вероятным и осуществимым на практике.


Известно, что при определенных физических условиях атомы того или иного вещества (например, углерода) можно привести в необычное, возбужденное состояние, трансформировать их привычное поведение. При других определенных условиях, регулируемых приборами, некоторые вещества способны проводить электрический ток лишь в одном направлении, либо не проводить его вообще, либо проводить очень слабо. Аналогичные физическим, или же схожие с ними эффекты сверхактивности, сверхпассивности, сверхпроводимости, сверхвозбудимости, полупроводимости и т.д. и т.п., могут иметь место и в социальных системах. Трудно избежать мысли о том, что под давлением любопытства и инстинкта приобщения к Неизвестности, человечество скорого Завтрашнего Дня сумеет удержаться от соблазна подобных опытов над собой, подкрепляемых теми или иными формами общественного договора или консенсуса. Это закономерно с точки зрения последовательности сменяющих друг друга исторических процессов.

alt
В девятнадцатом и двадцатом столетии Общество принялось совершать «чудеса» и различные фокусы с предметами. Оно село на самодвижущиеся повозки, поднялось в воздух, научилось расщеплять атом, опускаться в глубины океана, записывать и передавать звук и изображения на дальние расстояния по проводам и без проводов, применило электромагнитную индукцию, «приручило» электрический ток, придумало компьютеры, вывело «трубу» в космос. В текущем, двадцать первом столетии Общество научиться творить «чудеса» над самим собой, переводя себя в удивительные и экстраординарные типы состояний, помыслить о возможности которых не смели самые отважные мечтатели прошлого. Стремительное преображение объектной сферы, которое наблюдалось в течение последних 200 лет, скорость которого вызывала восторг и изумление современников, необходимо подготавливало и подготавливает начало неминуемого преображения сферы субъективной, то есть «переформатирование» самого человека. Закономерное продолжение капитальной «перестройки» материальных условий – это капитальная перестройка структуры Общества и содержания человеческого бытия, связанная с его переходом в принципиально новое качество. Она является естественным итогом изобретения и внедрения социальных технологий, эпоха которых приходит на смену эпохе предметных (объективных) технологий. Ныне мир стоит на пороге этого драматического акта Антропосферы, подготавливаясь, подступая к нему, во многом еще бессознательно, а отчасти – подсознательно, ощупью, вслепую. Уже современные нам поколения будут вовлечены в него «с головой».
Не лишним будет прибавить, что подход к предсказываемым социальным технологиям с их поразительными сверхвозможностями (и не меньшими рисками и опасностями) лежит, отчасти через посредство психических (и когнитивных) практик, которые, в свою очередь, частично подготавливаются современным развитием биотехнологий, включая генетику, генную инженерию, биохимию, нейрофизиологию и т.д. Это обусловлено уже тем примечательным обстоятельством, что на знаменитой каждому социологу «лестнице наук» Огюста Конта (которую я вынужден был подвергнуть некоторому необходимому усовершенствованию, надстройке и дополнению), психология занимает положение следующее за биологией, а социология- стоит над ней. Таким образом, судьбоносный «сйеф» мета-социологического знания открывается, в том числе- добытым прежде «ключом» психологии. Явное смещение внимания к когнитивным методикам, внедряющимся в основы человеческого мышления, т.е. к взятию выше означенного «ключа» обнаруживается как раз в наши дни, и по всем признакам деятельность в этом направлении будет только активизироваться в ближайшее время.
Однако, техники, позволяющие применять манипуляцию на субъективном и когнитивном уровне, приближают людей к непосредственному соприкосновению с еще более высоким уровнем мироздания- Сверхсубъектным, то есть Абсолютным. Мета-социология Завтрашнего Дня, как область знаний о Коллективном Разуме человечества, еще не дает того сводного знания о мире, какой способна предъявить высшая из всех дисциплин – Космология, долженствующая замыкать «лестницу» Конта. И если Материальная революция, центральным лейтмотивом которой выступает научно-технический прогресс, имеет завершение в Социальной революции, в преддверье которой мир находится, то последняя, в свою очередь, должна завершаться в Трансцедентальном и Экзистенциальном освобождении Разума, или, что тоже самое- в его исходе в сферу метафизическо- терминального существования, Абсолютном духовном и катарсисе, выступающем заключением, довершением и финальной целью тяжелого, исполненного страданиями и напряжения, многовекового пути Разума во Вселенной.
alt

Permission to comment denied

Cancel call Close ()

Calling...