Share:

Соединенные Штаты Мира- венец Истории.

Биологи давно установили, что в процессе роста и структурного развития каждый эмбрион многоклеточного организма проходит универсальный ряд характерных стадий: зигота, морула, бластула, гаструла, нейрула.

Будучи противником всякого редукционизма и неоправданного упрощения, я хочу, тем не менее отметить, что социальные алгоритмы в чем то отличны от биологических, но где-то похожи на них.

Любопытно и показательно, что неприхотливая правильность, схожая с той, какая описывает порядок фазисов эмбриона, наблюдается и в развитии «тканей» Антропосферы, а, в частности- в эволюции международных отношений и образуемых этими отношениями глобальных геополитических структур. Бесстрастный анализ социолога улавливает ее так же легко и непринужденно, как бесстрастный глаз эмбриолога фиксирует фазовые трансформации зародыша в утробе.

Великий закон Централизации социального управления, о котором и пойдет ниже речь, провозглашает, что число «центров» политического господства стремится к уменьшению в профиле макроисторического бытия Общества.
Чем более высока общественная ступень, на которой находится политическое развитие цивилизации, тем меньше самостоятельных доминирующих «центров» силы имеет место в глобальной «игре». Количество таких «центров» (их также часто именуют «полюсами») систематически и последовательно снижается по мере поступательной социальной сплоченности, интеграции и унификации Общества. Этой магистральной тенденции не приходится искать слишком сложного и заумного объяснения. Оно лежит практически на поверхности. В поведении политических агрегатов действует принцип, чрезвычайно напоминающий притягательный принцип физической гравитации.

Тяжелые массивные тела «вбирают» в себя легкие, которые попадают или входят в сферу их притяжения. В результате, тяжелые тела становятся еще тяжелее, а количество легких- уменьшается. То же самое обнаруживается и с общественными агрегатами. Постепенно энергия влияния перераспределяется от более слабых к более сильным геополитическим «центрам притяжения», в результате чего они не только обогащаются и усиливаются за счет «втянутой» энергии, но и гасят ослабевшие независимые сопредельные «очаги», полностью включая их, один за другим в свою орбиту влияния. Возрастающая сплоченность, сопровождающаяся концентрацией политической силы в отдельных географических очагах, ведет к тому, что на смену неограниченной многополярности сперва приходит ограниченная, на смену многополярности как таковой – двухполярность, которая, в свою очередь, стремится уступить место однополюсной геополитической конфигурации.


Неограниченная многополярность, отмеченная бесчисленным множеством «очагов влияния», была присуща феодальному порядку и эпохе Средневековой раздробленности, когда такими очагами могли быть и являлись не только государства, но также отдельные феоды, включая герцогства, княжества, курфюршества и даже графства, непрерывно воевавшие и «грызшиеся» друг с другом за земли. Количество «полюсов силы» было так велико и неопределенно, что само понятие «полюс силы» весьма проблематично подходит к конфигурации средневековых международных отношений. Скорее, здесь отчасти, подходит термин «бесполюсность», или его альтернатива – «инфинитум-полярность» (от латинского infinitum – «бесконечность»).


В течение многих веков постепенно, подминая непокорных вассалов, поглощая одни феоды, заключая союзы с другими и подчиняя третьи, усиливающаяся королевская власть смогла добиться централизации рычагов управления над значительными территориями, соответствующими обширным территориям современных национальных государств. Количество таких государств, которые продолжали неустанно соперничать друг с другом за земли и сферы влияния было уже сравнительно невелико и поддавалось простому арифметическому счислению.

Классическая модель многополярного мира пришла в 16 веке, вместе со знаменитой «теорией равновесия» и фактически, претерпевая различные качественные модификации ( в том числе- колониальные), продержалась до 1945 года. Она была сметена итогами Второй Мировой войны и начинавшейся Холодной войной, превратившей все пространство Земного Шара в арену борьбы двух конкурирующих Сверхдержав, «дерущихся» за сферы господства. На повестку вышла симметричная двухполюсная модель мироустройства с ее непримиримой идеологической, информационной, военной и системно-экономической конфронтацией, оформленная падением знаменитого «железного занавеса». Десятки формально независимых, суверенных стран временно превратились в сателлитов двух Сверхдержав.


Биполярная система с ее яркими атрибутами – «холодной войной», би-идеологичностью и би-системностью, воплощавшая апофеоз геополитической поляризации, смогла продержаться около 40 лет и была уничтожена, вкупе со всеми выше указанными атрибутами, чередой революционных событий второй половины 1980-х гг.
Нынешнюю систему международных отношений часто называют однополярной потому, что начиная с конца 1980-х гг. в мире, наконец, остался один могущественный полюс силы и влияния- Соединенные Штаты Америки.
Замечу , что пребывание современного человечества в стадии однополярности геополитического мироустройства так же естественно, нормально и закономерно с точки зрения логики развития Антропосферы, как прохождение прежде стадий геополитической двухполярности и многополярности.
Спорить с этой закономерностью, игнорировать, не понимать ее (чем, к сожалению, страдают многие современные псевдо-аналитики), злиться и сетовать на нее все равно, что не понимать то, почему в эмбриональной биологии стадия нейрулы наступает после стадии гаструлы.

Сложившаяся ныне Монополярность с Соединенными Штатами Америки во главе, как принципиально более прогрессивное, совершенное и сложное состояние геополитической организации человечества, должна была рано или поздно победить, снять, преодолеть, низшую двухполярность, подобно тому, как на прошлом витке двухполярность с ее жестокой конфронтацией не могла не возобладать над полифоническим хаотизмом многополярности. Таков диктат великого «закона социо-кибернетической централизации». Возникновение единого полюса силы отнюдь не означает завершения социального развития, как думают некоторые догматики, но говорит о выходе на высший его виток, о переводе его в новую качественную плоскость и иное качественное измерение. Вместо «конца истории» мы наблюдаем переход на рельсы «иной истории», в которой Соединенным Штатам Америки принадлежит по-истине великая, славная и чрезвычайно ответственная миссия направляющей и руководящей силы развития человечества. Ради справедливости нужно уточнить, что эта миссия была возложена на США не только талантливыми, трудолюбивыми и изобретательными американцами, способными к удивительным, гениальным, победоносным свершениям во всех областях общечеловеческой жизнедеятельности –от экономики до культуры включительно, сколько самой историей Антропосферы, ее неумолимым объективным трендом.

Созданные совместными усилиями разных народностей планеты и став, наконец, эпицентром развития Земного Шара, США не могут не принимать активного участия в судьбах всего мира, как бы это кому нравилось или не нравилось. Их нынешнюю непростую роль можно сравнивать с положительной и благотворной ролью доброго «всемирного сюзерена», опекающего своих не всегда послушных «вассалов» (что ж, не будем бояться правильных, хотя и не всегда благозвучных, терминов) и надзирающего за ними, но так же думающего и отвечающего за них в определенной степени. Перед кем ?-может быть, изумленно спросите вы. Перед историей- повторюсь я, перед великими и насущными задачами времени. Перед будущим- добавлю я вслед, и да не посчитайте эту фразу слишком патетической. Пафос тут если и присутствует, то он точно не будет излишним. Перед судьбами следующих поколений вида homo sapiens. Закономерное исключительное преобладание, которое получили США начиная с 1991 г.-суть эстафета, которая может быть достойно и с честью передана лишь всему человечеству как неделимому целому, и ни одной стране в отдельности.


Сложившаяся более 20 лет тому назад конфигурация замечательна и беспрецедентна в своей многослойной ампирной монументальности. Однако, генералы, как часто говорят, любят за стаканом водки красноречиво поболтать о прошлых войнах и позапрошлых баталиях. Некоторые разношерстные рьяные не-любители и прописные критиканы сегодняшнего Однополярного мироустройства, все еще всерьез (а чаще, конечно, на словах) признаются в мечтаниях воротить дорогой их сердцу призрак былой утраченной многополюсности, как будто-бы в нем им мерещился непревзойденный идеал правды, добра и справедливости. Все они- и националисты разных стран, и обиженные шовинисты, и патриоты-державники, и классические этатисты, и простые фантезеры, поющие гимны Вестфальской (даже не Версальской) старине - не желают узреть и признать одной неумолимо-простой и бросающейся в глаза эволюционно-математической истины. За бластулой идет гаструла, а не морула. За гаструлой идет нейрула, а не бластула! Меньше единицы- только ноль, а никак не двойка и не десятка.


Состоявшийся однополярный геополитический порядок может быть сменен в перспективе только Нуль-Полярным, при котором всеобщая интеграция и взаимная солидарность различных частей начинают довлеть и доминировать над простой концентрацией. Или, говоря иначе, при котором достигнутая ранее концентрация силы в одном полюсе конвертируется в органическое единение всех элементов. Вследствие этого Нуль-Полярность исключает дихотомию «господство-подчинение» в старой, классической геополитической трактовке, потому как отдельные центры влияния формально отсутствуют. А если почетный эпицентр и имеется, то он несет нагрузку Всемирной Столицы.


Ноль- число странное, непростое, особенное. Разделите на него любое число- получите бесконечность. Помножите что угодно на ноль- получите ноль.
При грядущем Нуль-полярном порядке отдельных стран и границ нет вообще, но все народы и нации выступают организаторами, жителями и полноправными гражданами Мирового Сверхгосударства, принадлежащими к Супернации, именуемой Человечеством. Структура усложняется тем, что Сверхгосударство институционально не тождественно государству в традиционном смысле этого термина, а представляет собой институт особого рода, не имевший прецедентов в былой истории. Старые схемы, «шаблоны» и «трафареты» тут не применимы. Сверхгосударство – не держава, не страна. Оно больше, чем держава и больше, чем страна, и управляется принципиально иначе.


Таким образом, в международные отношения будут внесена опять некоторая оформленность, строгость и определенность, которой так не хватало на рубеже 20-21 вв. В других аспектах, однако, будут утрачены остатки и той призрачной внятной определенности, которые продолжают удерживаться в настоящее время, что связано с кардинальной трансформацией институтов государственности и политического управления, переформатированием самого содержания и смыслов, вкладываемых в данные понятия.
Концептуальным условием грядущего порядка станет утрата странами категории суверенитета не только в фактическом, но и общетеоретическом, каноническом, статусном смысле. Вместо этого возникнет сложная сеть взаимных обязательств, ответственности и гарантий, пронизывающих подгосударственные, государственные и надгосударственные пласты управления. .


Крах «Вестфальской теории», исчерпавшей себя моральной и физически (и это надо смело признать!), придется закрепить юридически, что предусматривает необходимость выработки другой теории международных отношений. «Нуль-полярный» миропорядок зафиксирует наличие (становление) глобального, общемирового, надгосударственного агрегата- единственного планетарного Суверена, в который должны «влиться» все существующие национальные суверенитеты. Он будет финальным итогом централизации власти и политического управления на Земле.

alt


Конечно, такая централизация, в свою очередь, не может не породить внутри себя серьезного всеобщего противоречия, становящегося на выходе генератором очередного, чрезвычайно опасного дуализма, ведущего к очередному расчленению человечества на два противолежащих полюса. И поскольку обыкновенная горизонтальная поляризация между-державного типа (примером которой является борьба двух претендующих на абсолютное господство Сверхдержав во время пресловутой Холодной войны), оказывается практически невозможной по причине состоявшегося единения и колоссальной зависимости всех частей Антропосферного организма друг от друга, следует предвидеть, что основное противостояние будет иметь фундаментальный характер и происходить в вертикальной плоскости.


В самом деле, если горизонтальная поляризация ликвидируется, она может быть успешно компенсирована поляризацией, проходящей в ином измерении, а именно- в вертикальном. Как учит диалектика, разрешение одного противоречия выдвигает на передний план новое, которое раньше могло только намечаться или вовсе не просматривалось, или же скромно «сидело» на заднем плане. В данном случае, самые интересные коллизии Нуль-Полярного общества почти наверняка относятся к сфере иерархической, в которую должны будут быть вытеснены и вынесены былые геополитические противоречия.


Хотя наступающая при этом конфигурация отменяет не только державы, но и Сверхдержавы (включая образовавшееся перед тем Надгосударство), однако не отменяет извечной каверзной борьбы людей за власть друг над другом, и ее острота и ожесточенность могут оказаться невиданными за всю мировую историю. А это- уже борьба не за политическую, а за абсолютную власть, борьба ведущаяся не за преобладание, но за Обладание (с большой буквы). Вторичное замещается первичным. И тут-то открывается место следующей, не менее фундаментальной коллизии, касающейся, ни больше, ни меньше, как взаимодействия человека с Космосом.

Permission to comment denied
Как-то не очень прогноз. Не приятный что ли...
Что ж . Эволюция "меню" не предлагает... пока.
Это точно.
Сегодня прочитал очередную статью о выживании в Сибири, в случае глобального катаклизма...
Как-то несколько прогнозов сходятся на десятилетии 2040-2050...
Причем, прогнозы за последние 500! лет.
И да, США ни в одном не фигурирует.

Cancel call Close ()

Calling...