Share:

Футурогенез: "воспоминание" о будущем.

Вспоминать можно не только прошлое. Это утверждение может показаться удивительным, но своеобразному «воспоминанию» так же подвержено будущее..

Одним из самых интересных законов витального мира является так называемый биогенетический закон эмбриональной рекапитуляции, известный в также под названием закона «Геккеля-Мюллера» . Согласно нему, эмбрионы многоклеточных существ в процессе онтогенеза (индивидуального развития и созревания) повторяют в известной степени формы, пройденные предками его вида, рода, семейства. В частности, эмбрионы млекопитающих, включая и человека, проходят стадии, на которых их строение и морфология приближается к строению и морфологии более ранних классов хордовых - рыб, амфибий, рептилий. А с учетом того, что развитие эмбриона начинается с одной единственной оплодотворяемой клетки, можно даже сказать (впрочем, не без некоторой натяжки), что развивающиеся зародыши высших животных повторяют все главные стадии органического мира, начиная с одноклеточной стадии, и завершая собственной.
О чем способен поведать нам этот фундаментальный закон, над разгадкой смысла которого трудились многие поколения ученых, в течение последних 150 лет? Не о том ли, что с определенного момента, а именно с момента запуска механизма наследственной передачи информационного материала, Природа присвоила себе возможность фиксировать, пусть и косвенным образом, через «запоминание» на эмбриональном уровне, пройденные (прошлые) формы? В самом деле, такая возможность обнаруживается лишь у витальной, биологической природы, но мы не на обнаруживаем ее в системах неорганического мира. В нашем понимании, обычная молекула, образовавшаяся в итоге предыдущих химических реакций, не хранит память о тех соединениях, в которые она, быть может быть входила целиком или отдельными составляющими элементами, не воспроизводит эти соединения или их отпечатки. Стало быть, способность и задаваемая склонность к систематическому, все возрастающему запоминанию, оформляется в материи не сразу, а постепенно, и фундаментальным барьером в данном случае, как раз и выступает «барьер живого-неживого».
Далее следует выяснить, какими системами ограничивается эта закономерность. То что мы пока наблюдаем и констатируем ее преимущественно в зародышевой трансформации многоклеточных животных, отнюдь не означает, что она не присутствует также в иных аспектах развития Вселенной, например, в социальной эволюции человечества, динамике таких над-биологических агрегатов (супер-субъектов), как культуры, цивилизации, нации. Исходя из этого, в частности, вполне заслуживает рассмотрения гипотеза, по которой каждой каждая цивилизация в своем жизненном или же только зародышевом (если уж мы придерживаемся строгой аналогии) , цикле повторяет социальную структуру ниже стоящих, более ранних исторических и даже доисторических культур. Древне-римская цивилизация, возникнув гораздо позже древнеегипеткой, ассирийской и греческой, также, как и все ранние культуры, имела корни в племенном строе неолитического уклада, затем прошла стадию примитивной бронзы, эпоху влияния Востока (в более слабой степени), и наконец, эпоху активного греческого влияния, и лишь после того вступила в зенит самовыражения. Христианская Европейская цивилизация (в широком смысле, современная Западная), пришедшая на смену Античности, начинается с варварства. За этим следует этап ее активной романизации (обращение к античному наследию), а в пламенеющей готике обнаруживается уникальная возвышенная самобытность.
Человечество, как целое, также несвободно от воспроизведения, в своеобразной вариации, рудиментарных проявлений прошлого. На ранних фазах доисторической первобытности преобладают основанные на инстинктах животные отношения, во многом еще очень близкие к тем, что мы видим в естественной среде. Но по мере нарастания оболочки культуры, а также социализации человека, доминирующим началом становится социальное: инстинкт подавляется и сдерживается приматом самосознания, а его проявления- берутся в строгие рамки культурных норм. Таким образом «животно-подобная» социальность, доминировавшая вначале, вытесняется- и чем далее- тем более явно, собственно разумной социальностью.

Однако, фиксация прошлого – лишь одна из операций Природы с информацией. Филогенез, отмечаемый в биологии, выражает ее весьма характерно. Но может ли Природа фиксировать не только прошлое, но также будущее, которое еще не состоялось, но уже заложено универсальной программной мироздания? Да. Наиболее высокоразвитые из известных нам организмов не только наследуют опыт предков, но пробуют предвидеть и даже планировать свое будущее поведение- такова, кстати говоря, одна из ключевых функций самосознания. В данном случае, я конечно, имею в виду людей. Возможно, самым важным отличительным свойством Разумной Природы является ее способность к ФУТУРОГЕНЕЗУ- закреплению информации о будущем, причем не только культурном, но в т.ч. пост-социальном, пост-человеческом. Отчасти, быть может именно этим заложенным в Разумную Природу законом, объясняется присущая человеческому существу, и проявившаяся уже довольно рано, инстинктивная вера в Высший, Абсолютный Разум, управляющий миром и всеми его стихиями, а также ощущение его бесконечного присутствия всюду. Если эволюция Вселенной – путь к Абсолютному Бытию, воплощаемому в Абсолюте Высших Сил, то вера в Них –это уже запечатленная информация о грядущем целевом состоянии, к которому должна придти и с котором должна когда-нибудь воссоединиться чувствующая и мыслящая природа. Так звучит ее сакраментальная трактовка на грани теософии и науки.
Разумеется, склонность к футурогенезу проявляется и оформляется много позднее филогенетических операций с прошлыми формами, ибо фиксация будущего – операция существенно более нетривиальная, чем консервация былого. Поэтому лишь у человека, и то, в весьма проблематично-малой степени, мы видим пробивание этой склонности, которая сперва носит подсознательный, инстинктивный характер, и лишь затем получает покров из крепнущего сознательного каркаса. Чем совершеннее и выше по эволюционному уровню система, тем более развита в ней ориентация к футурогенетическому взаимодействию, т.е. контакту с будущим. У примитивных организмов ее мы почти не встречаем, в отличие от приверженности к филогенезу. У человека она спорадически проявляется, как правило на уровне интуиции, предчувствия, ассоциации, гораздо реже- на уровне систематического предвидения и научного прогнозирования. Научному прогнозированию еще предстоит пробивать себе дорогу. И чем далее идет вперед Разум, тем больше «отблесков» будущего он способен фиксировать в себе.
Но футурогенез подразумевает не только простой контакт с будущим, а также и отражение будущего в искривляющемся «зеркале» настоящего. Как ни парадоксально, человек действительно питает склонность к подобному систематическому «отражению», хотя часто не подозревает, не догадывается об этом. «Отражение» происходит «в темную», носит иррациональный, бессознательный характер и даже не осознается как «отражение». Ум далекого прошлого внезапно озаряется магистральной идеей далекого будущего. «Случайный» луч предвосхищения невероятных событий, идущий из глубин неведомого Ненаступившего, попадает в утомленную голову философа, теолога, ученого, писателя-фантаста, который еще не подозревает об отпечатавшемся в его мозгу «пророчестве». Религиозная вера формирует в человеке светлую идею Высшего Существа. Но что такое сама эта идея как не бессознательное или полусознательное предчувствие, предощущение финальной стадии прогресса материальной сферы, конечного, Абсолютного фазиса бытия, к которому все стремится? И что означает постулат Христианства о предстоящем слиянии человека с Творцом, как не величайшее пророчество о терминальной эпохе, отменяющей Хронос и всякое несовершенство? И разве уже 2 тысячи лет назад в Библии не было указано такое запредельное состояние Природы, которое выше самого времени и динамики, выше развития, состояние, совмещающее статику и динамику, движение и не-движение? И разве древняя религия не дает уже, пусть и в наивной, аллегорической форме, некоторую ссылку на то, до чего не в силах дотянуться современная наука, передающая эстафету Сверхнауке? А постулат о воскрешении мертвых? А вера в бессмертие? А убежденность в возможности приобщения к Абсолюту? Древние люди УЖЕ прикоснулись к тому, что людям будущего, потомкам наших современников, только предстоит достать и «прощупать» с разных сторон. Это прикосновение было «вслепую», одним «кончиком мизинца», но оно все же было. А как же квантовая теория. Неужели она не предсказывает нам Абсолютной Свободы, которая выше предопределения и непреложной необходимости? Не дает ли она смутного, слабенького намека на попрание детерминизма и грядущую отмену научных законов, включая закон сохранения энергии?
Будущее не только отражается, не только «сигнализирует» «проблесками». Напряженность его отражения, запечатления на поверхности настоящего все возрастает по мере прогресса, совершенствования отражающих систем. Отражение становится четче, лучше, качественнее, полнее, плотнее, насыщеннее. Мало того. Оно становится систематичнее, скрупулезнее, филиграннее, сознательнее. На смену инстинктивному, бездумному приходит осмысленное, а затем- и сверхсознательное. На смену рефлексивному – саморефлексивное. На смену спонтанному- планомерное, а затем и программируемое. На смену случайному, спорадическому – перманентное, текущее-режимное. Схематичное заменяется фотографичным, «топорное»- тонким, контурное- детальным, приблизительное- максимально реалистичным. В конце концов, должна наступить эпоха, когда это отражение станет абсолютным, все исчерпывающим. Настоящее и будущее, а заодно- и прошлое, сойдутся в одной точке, сольются, воссоединятся в Пределе, олицетворяющем «финишную ленту» развития Вселенной.

Permission to comment denied
Интересно, но в следующий раз разделяйте на абзацы с пробелами! Тяжеловатый текст в куче получился )))

Cancel call Close ()

Calling...